ISSN 1846-8756   Декабрь 2021
Литературная гостиная

Реконструкция

Зоя

«Люблю, люблю, люблю…» – светились буквы на экране сотового телефона.

Зоя уставилась на светящееся пятно, силясь понять, откуда взялся этот «привет из прошлого», которое она так старалась забыть.

Из ступора ее вывел голос Вадима:

- Ну что, сгодится, пока твой в ремонте?

- Что в ремонте? Кому что сгодится? – пыталась сообразить Зоя.

Месяц назад она познакомилась с Вадимом, а сегодня у нее поломался сотовый, и ей в мастерской дали временно старую модель, которая использовалась лет пять назад. Такие сообщения ей писал Влад, пока не пропал без вести во время какой-то операции, которую проводила его спецслужба.

Как это сообщение могло прийти на аппарат, который ей дали во временное пользование, пока ремонтная мастерская не достанет дефицитные запчасти для ее MANOLY последней модели?

«Показалось», – подумала Зоя. И вообще, не так уж и редко влюбленные пишут друг другу такие сообщения. Если разобраться, то ничего необычного тут нет. По статистике самые распространенные слова, которые употребляются в коротких сообщениях, – именно «люблю», «обнимаю», «целую», «жду», «не забуду». Ей ли, филологу, это не знать? Видно, оператор не стер все сообщения предыдущего бедолаги, который был вынужден пользоваться этим телефоном, пока его любимый мобильник в починке.

«Бред какой-то», – подумала Зоя и уже собиралась отключить сотовый, как он вдруг мяукнул, и на экране засветилось следующее сообщение: «Как тебе понравился вчерашний спектакль?»

«Что за ерунда? Откуда может возникнуть вопрос о вчерашнем спектакле?» Зоя оглянулась по сторонам. Наверное, все-таки Вадим решил ее разыграть. Но Вадим углубился в компьютер, а его телефон лежал на подзарядке в другом углу комнаты. «Ладно, потом разберусь», – решила Зоя и хотела бросить телефон в сумку.

Стоп! Потом – суп с котом. Телефон мяукнул три раза. Это был их с Владом позывной. Специально записали гнусавый «голосок» бродячего кота Мяки, которого Влад подобрал на улице. Мяка пропал через три дня после отъезда Влада. Зоя его долго искала и очень переживала, но в конце концов смирилась с пропажей и Влада, и Мяки.

Телефон мяукнул еще раз, и на экране появилось новое сообщение: «Почему ты осталась одна?»

«Почему одна? У меня есть Вадим», – молниеносно пронеслось в голове.

На что телефон, как бы читая ее мысли, выдал ответ: «Кого ты обманываешь?»

Похоже, эта штуковина лучше меня знает, что не пройдет и недели, как я попрошу Влада не держать на меня зла, потому что я не могу продолжать наши отношения. Не могу дать ему то, что он ждет и заслуживает, а притворяться не хочу.

«Правильно», – мяукнул телефон, – отпусти парня».

Все еще не веря своим глазам, Зоя напечатала сообщение: «Влад, это ты?»

«Вообще-то это я, Мяка, но Влад просил передать, что он скоро выйдет с тобой на связь».

Зоя попыталась уяснить, что переписывается с котом, но любопытство взяло верх, и она написала: «Где вы? Когда мы увидимся?»

«Видишь ли, все не так просто», – мяукнул телефон. – Есть, конечно, возможность, но, боюсь, ты на это не пойдешь».

«Почему? Что может помешать нам встретиться?»

«Для этого тебе придется пройти болезненную процедуру реконструкции».

Зоя слышала о такой процедуре, но весьма туманно представляла себе, что это такое и для чего ее проходят.

«Где и как я могу пройти эту процедуру?» – без раздумий напечатала Зоя.

Однако экран уже погас, а когда вновь зажегся, высветилось сообщение: «Внесите ПИН код».

Весело! Выходит, до этого я переписывалась с помощью выключенного телефона с котом, который пропал пять лет назад и который пообещал мне встречу с человеком, которого я безумно любила и до сих пор не могу забыть. Бред какой-то!

Уже на следующий день Зоя стояла перед дверью, на которой было написано «Грезы», борясь с желанием развернуться и уйти. Об этой конторе ходили разные слухи, порой просто невероятные, но Зое никогда не довелось повстречать очевидца, который мог бы пролить свет на ситуацию. Оставалось одно – выяснить все самой.

- Добро пожаловать в нашу фирму! – раздался приветливый голос откуда-то сверху. – Вы еще не решили, хотите ли войти или ошиблись адресом?

- Хочу войти, но не вижу звонка, – соврала Зоя. Звонок действительно был замаскирован под резьбу на дверях, но был хорошо виден.

В этот момент дверь плавно отъехала куда-то в сторону, и перед Зоей открылась уютная гостиная, почти такая же, как была в квартире ее бабушки, куда она приезжала на каникулы. С удивлением Зоя узнала бабушкино любимое кресло-качалку, в котором однажды сладко заснула, пока бабушка читала ей сказку.

- Не удивляйтесь, – высокий, элегантный мужчина вышел ей навстречу. – Мы ведь предлагаем клиенту реконструкцию, вот сразу и начнем. А знакомая обстановка для того, чтобы вы смогли расслабиться, а мы – постичь максимальный результат.

Путаясь и краснея, Зоя рассказала Вольдемару (таким именем назвался служащий фирмы), при каких обстоятельствах она узнала о реконструкции и решила ее пройти.

Вольдемар ничуть не удивился. Больше того, рассказал, что ее случай еще не самый необычный. У некоторых клиентов сообщения появлялись на поверхности воды в кастрюле, или они находили их в коробках конфет, купленных в супермаркете.

- Что за реконструкция и почему я не могу просто встретиться с Владом? Неужели спецслужбы не позволяют своим сотрудникам устраивать личную жизнь? Влад ведь не шпион, он работал там как системный администратор.

- Зоя, дорогая, мне ничего не известно о работе спецслужб, но то, что вас вызывают на реконструкцию, означает, что человек находится в промежуточной реальности.

- Это что-то вроде чистилища?

- Не надо упрощать. Это значит, что его персональные данные находятся в огромном плазменном компьютере, который обладает способностью при помощи вашего генетического материала оживить человека в промежуточной реальности.

- А что происходит потом?

- Вот об этом нам и надо поговорить, чтобы вы смогли сделать свой выбор. Есть два варианта. Первый – если вы захотите вернуться в нашу реальность, то мы уничтожаем созданную генетическую модель, и она уже никогда не сможет быть вновь сконструирована. Во втором варианте вы остаетесь с любимым в промежуточной реальности до тех пор, пока ваши модели не распадутся на частицы и не войдут в следующий цикл. Когда это произойдет, через год или через пятьдесят лет, предсказать никто не может. В этом случае в определенный момент запускается механизм уничтожения модели.

- Если я правильно поняла, Влад умер, но я могу рискнуть и использовать возможность с ним встретиться.

- Совершенно верно. Однако заметьте, в нашей реальности человек тоже никогда не знает, что с ним может случиться завтра, и сколько ему отпущено.

В этот момент Зоя расхохоталась.

- А Мяка? Его вы тоже можете реконструировать? Это ведь он переписывался со мной!

- Думаю, что Влад вас просто разыграл. Котов мы не реконструируем. Хотя в промежуточной реальности вы сможете иметь домашних питомцев. Возможно, ваш кот будет похож на Мяку, как две капли воды.

«Что я теряю? – подумала Зоя. – В конце концов, я всегда могу вернуться в свою реальность, Вольдемар ведь говорил об этом».

- Валяйте, ведите меня в свою барокамеру!

- А никуда идти не надо. Садитесь поудобнее в кресло, закройте глаза и попробуйте полностью расслабиться. В ручке кресла есть кнопка, на тот случай, если вы решите прервать реконструкцию и вернуться.

- Но ведь в сообщениях речь шла о болезненной процедуре.

- Все будет зависеть от того, насколько вы любите этого человека и готовы отдать ему только часть себя или раствориться в нем целиком.

Зоя устроилась в кресле и, казалось, не успела закрыть глаза, как совсем рядом увидела Влада, который протягивал ей пушистый комок.

На следующий день соседка заметила, что в пустующей квартире приоткрыта дверь. Заглянув в комнату, она обнаружила в бабушкином кресле Зою. Целый дом еще неделю вздыхал с сожалением: «Надо же, молодая, здоровая, вот беда-то какая…».

Катя

Катя никогда не любила игрушки. Впрочем, игрушками она называла все, что не имело практического значения.

Мама, бывало, сокрушалась, разглядывая очередную куклу, которую Катя подстригла или выворотила ей пищалку, чтобы посмотреть, как там внутри все устроено.

- И в кого ты такая? – вздыхала мама. – А я так хотела девочку, чтобы играть с ней в кукольный дом, одевать ей платьица, делать прически и делиться секретами.

Все это маме удавалось осуществить примерно до Катиного третьего дня рождения, кроме секретов, разумеется, ей просто еще не было чем делиться. Разве что сообщить маме, что очередное воздушное платьице она порвала и перепачкала в мазуте, когда лезла с соседским Вовкой под машину его отца проверить, где там капает масло, так как дядя Витя никак не мог определить причину поломки.

Практичность штанов на лямках и свободных маек Катя оценила в детском саду, и с тех пор платьям с оборочками, плиссированным юбочкам и блузочкам с кружавчиками был дан от ворот поворот. Вместо лакированных туфелек на ногах у Кати теперь красовались удобные кроссовки, а вместо кокетливой соломенной шляпки, которую мама с таким трудом подобрала в дополнение к платьицу, – бейсболка.

В садике она пользовалась непререкаемым авторитетом человека справедливого. Первой никогда не затевала склоку, но и себя в обиду не давала. Особое отношение у нее было к новеньким, которых она сразу брала под свою защиту, помня, как самой поначалу пришлось не сладко.

Папу Катя не помнила. Вернее, было что-то в ее раннем детстве большое и бородатое, что поднимало ее в воздух сильными руками. Мама на эту тему не распространялась. Сказала только, что папа был геолог и погиб в экспедиции. Сначала, конечно, Катя верила маме, но потом, уже в школе, оказалось, что у половины класса папы или погибли в экспедиции, или в авиакатастрофе, так как были летчиками-испытателями. В старших классах выяснилось, что большинство ушли из семьи и о «бывших» детях просто не вспоминали, но мама стояла на своем, и Катя решила больше не поднимать этот вопрос. Погиб так погиб, какая в конце концов разница?

О дочке, которая больше похожа на мальчика, мама погоревала лет до 12, а потом оценила Катины технические способности. Мастера из ЖЭК-а уже вызывать не приходилось. Тем более отпала надобность молить Бога, чтобы пришел трезвым и закончил работу сегодня, а не через три дня, когда проспится. Краны не текли, полочки были прибиты к стенам, картины висели на крючках, замки закрывались, а гардины висели на карнизе.

Мама умерла, когда Катя закончила институт. Защиту еще праздновали вместе в ресторане, а на церемонию вручения дипломов мама прийти уже не смогла, умирала в больнице.

Катя влетела в палату, размахивая синенькой книжицей. Мама ждала ее. Из последних сил приподнялась, чтобы обнять свою золотую девочку и предупредить, чтобы не плакала на похоронах, а затем, немного смущаясь, попросила положить в гроб куклу, которую папа подарил Кате на ее третий день рождения и которую мама спасла от окончательного превращения в слесаря-водопроводчика. Катя, злясь на маму за то, что оставляет ее одну, на себя за то, что ничего не может сделать, и на весь мир за его несправедливость, конечно же, пообещала, но в суматохе с оформлением вороха бумаг и организацией похорон про куклу забыла.

Вспомнила про замарашку только после того, как закончились поминки, а Катя взялась разбирать мамины вещи. Оказалось, что мама куклу отмыла, причесала, одела в Катины детские вещички и спрятала на свою полку в шкафу, подальше от Кати.

Теперь кукла сидела рядом с Катей на диване и напоминала о маме, что было одновременно больно и радостно.

Привычку вздремнуть на диване с книгой в руках Катя приобрела недавно. Сказывался напряженный рабочий день диспетчера в большом международном аэропорту. Эту работу она получила недавно и изо всех сил старалась доказать мужской части коллектива, что не хуже их справляется с ответственной работой.

В тот вечер в руки попался Голсуорси, но, несмотря на захватывающее развитие событий и напряженную психологическую канву, глаза закрывались независимо от Катиного желания прочитать сегодня еще одну главу.

Разбудило ее отчетливо произнесенное механическим голосом слово «мама». «Показалось, – подумала Катя, – или, может быть, мама дала починить пищалку, а я задела куклу во сне, вот она и ожила». Окончательно проснувшись, Катя первым делом приподняла кукле платьице.

Что за ерунда? На месте пищалки по-прежнему красовалась дыра. Нет, точно показалось. Куклы без пищалки не могут разговаривать.

Не успела Катя перевернуть страницу, как опять отчетливо услышала: «Мама». «Похоже, я грежу наяву, – решила Катя, но кукла вновь внятно произнесла: «Мама, хочу маму!» «Я тоже хочу маму, – подумала Катя, а вслух сказала: «Мамы больше нет и не будет».

В этот момент в памяти всплыла реклама, которую вот уже несколько дней крутили по телевизору: «С нашей помощью вы сможете вновь ощутить присутствие дорогих людей, покинувших этот мир». Тогда Катя не обратила внимания на подобное предложение. Конечно, техника шагает семимильными шагами, но общение с усопшими – это, извините, из области фантастики. Наука это называет шарлатанством.

Тем не менее, то ли говорящая без пищалки кукла, то ли острое желание еще раз обнять маму заставило включить телевизор и дождаться рекламы. Катя даже записала адрес фирмы, но спустя несколько дней благополучно забыла про курьезное происшествие.

Вспомнила она о необычной услуге в день маминого рождения и решила по дороге на кладбище посетить фирму и расспросить поподробнее.

Встретили ее приветливо и предложили подождать главного специалиста, который как раз заканчивает одну реконструкцию и через десять минут сможет ею заняться. Пока ждала, Катя ознакомилась с проспектом фирмы и подумала, что все-таки попала к шарлатанам. Перечень предлагаемых услуг был, мягко говоря, странным, но Катя, сама не зная почему, решила остаться.

Появившийся из глубины помещения человек показался Кате старым знакомым. Высокий лоб, зеленые глаза и приветливая улыбка располагали и призывали довериться этому человеку.

- Хочу вас сразу предупредить, что прежде чем вы решитесь повидать своих родителей, вам нужно очень хорошо подумать, – вместо приветствия произнес он. – Кстати, меня зовут Вольдемар.

- Как вы догадались, что речь идет о маме? У вас ведь обширный перечень услуг.

-Хорош бы я был волшебник, если бы сразу не мог определить, зачем человек пришел, – рассмеялся Вольдемар.

- Почему проблема именно с родителями?

- Видите ли, когда речь идет о реконструкции будущих детей или любимых, то человеку достаточно довериться своему сердцу, но уход родителей, несмотря на всю боль и несправедливость, особенно если человек ушел слишком рано, – это все-таки естественный ход событий. Я имею в виду, что родители должны уходить раньше своих детей. В процессе реконструкции у вас есть возможность остаться в промежуточной реальности, но, по-моему, это неправильно. Ни один родитель не захочет лишить ребенка его судьбы, даже ценой собственной жизни.

- Могли бы вы поподробнее объяснить, в чем суть реконструкции и что происходит в том или ином случае?

- Дело в том, что во время реконструкции при вашем участии создается генетический материал, который, в случае если вы возвращаетесь, уничтожается навсегда.

- Вы хотите сказать, что моя мама существует в промежуточной реальности, а если я пройду процедуру реконструкции и вернусь, то она исчезнет навсегда?

- Вы совершенно точно описали весь процесс и его результат.

Кате было над чем задуматься. Конечно, она бы много отдала, чтобы встретиться с мамой и, наконец, поделиться с ней своими секретами, о чем мама всегда так мечтала, но, с другой стороны, отнять у мамы шанс на существование в какой-то там, пусть и непонятной, промежуточной реальности было бы чистым свинством с ее стороны.

- А мама и папа там встретились? – задала Катя вопрос, который мог облегчить ей решение.

- Да. Они очень рады, что нашли друг друга.

- Спасибо вам. Я, пожалуй, пойду, а то скоро начинается моя смена, а мне еще надо к маме на кладбище заехать, рассказать, что я устроилась на хорошую работу, что у нас прекрасный коллектив и, вообще, пошептаться по-женски.    

Мари

- Мари, Мари, с вами все в порядке?

Сотрудник фирмы вот уже добрых пять минут стучал в дверь бокса.

Маша очнулась от его голоса. Какая там Мари? Маша я. Хотя здесь, в Париже, наверное, все-таки Мари. Да и мама уже привыкла меня так называть, на французский манер.

Если бы пять лет назад Маше сказали, что она тайком от Пьера пойдет на реконструкцию, она бы только рассмеялась.

Несколько месяцев назад Пьер, как бы в шутку, спросил, не ощущает ли она зов природы? Он бы был совсем не против, чтобы в их просторной квартире поселился еще кто-то, вместе с сосками, пеленками, игрушками и режущимися зубками. Маша тогда отшутилась, что должна подумать над его предложением, но во всяком случае прислушается к «зову», какие он может предложить варианты.

Собственно, вариантов было только два. Полностью положиться на эту самую природу или пройти процедуру реконструкции. Многие ее знакомые не захотели рисковать и обратились в фирму, но были и такие, которые решили: пусть все идет естественным путем.

Настораживало то, что после реконструкции многие вообще отказались от идеи заводить детей. Чем вызвана такая перемена, никто особенно не хотел распространяться, но все сводилось к тому, что увиденное не соответствовало желаемому.

Мама не вмешивалась, сказала только, что если бы у нее в свое время была такая возможность, Маша была бы ее единственным ребенком. Зная, какие неприятности доставляет младшая сестрица, Маша решила маму больше не беспокоить.

Пьер тоже не подходил в качестве советчика. Маша заранее знала его ответ: «Сделай, как считаешь нужным». Ее чудесный муж давал ей чересчур много свободы, а так иногда хотелось, чтобы кто-то другой принял решение, ну и, соответственно, взял на себя всю ответственность.

- Что, дорогая, – обращаясь к своему отражению в луже, прошептала Маша, – правда очень хочется кого-то обвинить, если не получится «по щучьему велению, по моему хотению»? Дудки, дорогая, придется, как всегда, самой. 

«Собственно, – уговаривала себя Маша, – что произойдет, если я узнаю, что меня ждет?» «Не надо себя обманывать, – возражала «другая» Маша, рациональная. – Это значит, что ты или откажешься от всего или сознательно пойдешь на это, и все время будешь ждать неприятностей».

- А если заглянуть совсем недалеко?

- И что это тебе даст? Пока маленькие – все хорошие, ну, или почти все, это потом уже кто-то превращается в монстра, а кто-то вырастает хорошим человеком.

- А как же воспитание? – продолжила Маша полемику со своим вторым «я».

- Шутить изволите? Давно доказано, что воспитание дает только десять процентов результата, остальное – генетика. Как ты тогда объяснишь, что в одной семье вырастают совершенно разные по характеру люди? Их что, по-разному воспитывали?

- И что, совсем-совсем ничего нельзя изменить?

- Нельзя!

Маша вздрогнула. К ней обращался совершенно незнакомый человек, похожий чем-то на Воланда, как его описал Булгаков.

- Не бойтесь, я не умею читать мысли, но вы обсуждали сами с собой проблему вслух, а я совершенно случайно обратил внимание и понял, о чем идет речь, так как уже двадцать лет занимаюсь реконструкциями. Меня зовут Вольдемар Дюпре, вот моя визитка, здесь есть и адрес фирмы. Надумаете – позвоните, я вам назначу время консультации и отвечу на все интересующие вас вопросы.

Через неделю Маша решилась позвонить. Именно столько ей понадобилось, чтобы убедить себя, что консультация еще не реконструкция, и она может просто отказаться. 

В просторном холле Машу встретила сотрудница фирмы, спросила, в какой обстановке ей удобнее разговаривать: в кабинете, библиотеке, гостиной или на открытой террасе? Маша выбрала террасу, и девушка провела ее в удобно обустроенный зеленый уголок на крыше парижского здания. Никакой технологии пока что не наблюдалось, и Маша совсем успокоилась. В конце концов, что произойдет, если она задаст несколько вопросов? В зависимости от ответов она и примет решение.

Вольдемар возник, казалось, ниоткуда. «Точно как Воланд, – подумала Маша. – А что, если все это просто надувательство? Хотя за двадцать лет существования реконструкции первые результаты подтверждали, что она верна процентов на 90. Были у Маши и знакомые, которые не поверили реконструкции и сейчас об этом жалели».

- Итак, что вас интересует: будет ли ребенок спать по ночам, закончит ли институт или в каком возрасте сделает вас бабушкой?

- Вы можете даже внуков мне реконструировать?

- В принципе, все возможно, но так далеко идти просто нет смысла. Во-первых, дальше 20-25 лет возможность погрешности увеличивается, а сами по себе события не так уж и важны. А во-вторых, вас ведь интересует, как у вас будут складываться отношения и каким он или она вырастет человеком. Первые результаты можно анализировать уже в 12-14-летнем возрасте. Еще один контрольный замер можно сделать лет в 25, когда личность уже полностью сформировалась и ожидать каких-либо существенных изменений нереально.

Маше захотелось поскорее подвергнуться реконструкции, но она задала еще один вопрос.

- В процессе реконструкции я буду общаться только со своим ребенком, или это будет вся наша семья, друзья, знакомые, его или ее одноклассники?

- Естественно, вы не сможете оценить ситуацию в «закрытом» общении. События будут разворачиваться в семье, в кругу друзей и знакомых. Кроме того, у вас будет возможность сравнить, увидеть других детей и их модели поведения.

И вот теперь Маша постепенно приходила в себя после реконструкции. Увиденное ее отнюдь не порадовало. «Реконструированное» чадо по характеру было похоже на ее сестру. Два неуравновешенных члена семьи, объединив усилия, довели всех окружающих до отчаяния. Все попытки изменить ситуацию разбивались о глухую стену. Пьер ушел к другой женщине. Мягкий и снисходительный, он просто не смог выдержать чудовищный натиск собственного подросшего ребенка. Мама окончательно впала в депрессию, а сама Маша разрывалась между любовью к сыну и ненавистью к его отвратительному характеру.

Перепуганному сотруднику все же удалось открыть дверь бокса, а за дверью ее уже ждал Вольдемар.

- Вижу, что реконструкция вас сильно разочаровала. К сожалению, это часто случается, и многие отказываются иметь детей, зная, какое разочарование их ждет в будущем.

- Неужели ничего нельзя сделать? А каким будет второй ребенок, если я решусь родить еще одного?

- К сожалению, наша технология может прогнозировать только поэтапно. После того как родится первый, через некоторое время можно будет сделать следующую реконструкцию. Возможно, она покажет, что вы вообще больше не будете иметь детей.

- Скажите, – как утопающий за соломинку, ухватилась Маша. – А как же с усыновленными детьми, это тоже можно увидеть с помощью реконструкции?

- Не хотел вас наводить на эту мысль, но раз вы сами к ней пришли… Видите ли, недавно мы разработали технологию, с помощью которой ребенка можно выбрать.

- Как в магазине? – изумилась Маша.

- Да, пожалуй, как в магазине. За определенную сумму вы пройдете ряд генетических тестов, и мы воссоздадим несколько реконструкций, из которых вы сможете выбрать то, что вам подходит. Осталось только решить, что будем делать с отработанным материалом.

- Каким отработанным материалом?

- Видите ли, каждая реконструкция как бы воссоздает будущего человека. То есть, если вы решаете уничтожить свой генетический материал, то это нечто вроде аборта. Этого ребенка уже никогда не будет существовать в природе, и точно так же, как после аборта, есть риск, что вы уже никогда не сможете иметь детей.

Маше опять представился сын, с которым они в реконструкции катались на лыжах, плескались в бассейне, хохотали, как сумасшедшие, в цирке, запускали змея и ели наперегонки мороженое. И хотя она теперь точно знала, что иногда будет очень и очень тяжело, вдруг подумала: «Но ведь это же 90 процентов, у меня есть еще 10, которые могут хоть что-то изменить».                       

Катарина Тодорцева Хлача

12 августа 2018 г.

ТОТАЛЬНАЯ КЛОУНАДА, или Асисяй и другие "Лицедеи"

Записки из жизни клоунов написала Ирина Терентьева, жена одного из лицедеев Май Михалыча, Николая Терентьева.

Марика Агабекян

Города моей любимой Черногории можно описать так же, как и людей. У каждого из них свой характер, свои пристрастия, капризы и предпочтения.

«Вот такая правда жизни». Встреча с лауреатом Нобелевской премии Светланой Алексиевич

Центральным событием проходившего в Загребе с 5 по 11 сентября «Фестиваля литературы» стала встреча читателей с лауреатом Нобелевской премии Светланой Александровной Алексиевич. Все 5 книг белорусской писательницы и борца за права человека и демократию художественно-документального цикла «Голоса утопии»: «У войны не женское лицо», «Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва», «Время секонд хэнд» и «Последние свидетели» переведены на хорватский язык.

Николай Воронцов ПАМЯТИ ЛАРЫ УРБАН

Звуки голоса Лары все еще бродят над Петербургом и Одессой, ее имя осталось на изданных книгах, улыбка на фотографиях, мысли о ней в кругу близких людей, с кем она себя чувствовала спокойно и хорошо. «Порядочность ценится только порядочными людьми», – любила она повторять!

«Тебе, Россия, посвящаю...»

Группа Культура КСОРС Хорватия пригласила всех желающих принять участие в творческой акции, посвященной Дню России - попробовать себя в роли поэта и сердечно, простым языком, передать всю палитру ощущений, которые посвящены красотам, величию и любви к родной земле, имя которой — Россия.

«Женщины Великой Отечественной войны»

В нашем журнале есть традиция в номере, который выходит в период празднования Дня Победы давать материалы, которые рассказывают о неконвенциональных темах, связанных с Великой Отечественной Войной. В своей книге «Женщины Великой Отечественной войны» Нина Петрова рассказывает о женщинах, вернувшихся с войны. Эту завесу приоткрыли только в 90-х годах.

Татьяна Лукина. Русский мир Мюнхена до «Перестройки»

С русским миром Мюнхена я по-настоящему столкнулась, прожив здесь уже несколько лет. Вначале круг моих знакомых, не считая родственников, состоял из немецких коллег по работе в кино и однокурсников по мюнхенскому университету. И только по окончании четвертого семестра театроведческого факультета, в гостях у одного французского кинопродюсера я познакомилась с Николаем Воронцовым – сегодняшним распорядителем мюнхенского фонда композитора Александра Глазунова, который и ввел меня в русский мир Мюнхена начала 80-х годов 20-го столетия.

Есения Булулукова. Где родился, там и пригодился?

Привет! Меня зовут Булулукова Есения, я переводчик, и 2 года назад мной было принято решение переехать на постоянное место жительство в Хорватию. И, казалось бы, это же Хорватия! Адриатическое море! Солнце! Морепродукты! Изобилие фруктов! Но... Не стоит путать туризм с постоянным местом жительства.

Ирина Хутинец. Девочка с солнечной улыбкой

Начну с простого вопроса: «У кого-нибудь есть приятель, друг, подруга с синдромом Дауна? А у ваших детей?» Какое-то уверенное «нет» просто витает в воздухе. Я его чувствую. Мое поколение таких людей не видело. Государство позаботилось. Нас учили крепкой интернациональной дружбе, а про существование детей, физически отличавшихся от нас, мы просто не знали.

Ivan Golubničij „Moj cilj – horizont“ Pogovor

Vladimir Visocki jedna je od najblistavijih i, kako se danas uobičajilo govoriti, najznačajnih figura ruskog sovjetskog kulturnog života. Sigurno ne postoji ni jedan čovjek koji se, proživjevši tako kratak život od tek 42 godine, bavio tako velikim brojem aktivnosti, kao što su kantautorska pjesma, poezija, kazalište, film; i nije se time samo bavio nego je, za svoj rad na tim područjima, dobivao široko, doista svenarodno priznanje i ljubav.

Владимир Высоцкий. У моря

Эта история случилась в Югославии, в этом сказочном уголке земли, в городке, который называется Дубровник. Был конец сентября - золотое время для всех, любящих одиночество отдыхающих, да и для жителей, потому что волны туристов схлынули в Италию, Германию, Францию и Россию и восстановилось подобие покоя. Даже музыка из ресторана звучала мягко и сентиментально.

На смерть штутгартского архиепископа Агапита

Агапит, рождённый во Франкфурте-на-Майне, в семье русских эмигрантов, был очень светлым и отзывчивым человеком. Пришёл сразу по моей просьбе. С тех пор прошло почти четверть века. 28 мая 2020 он отошел в мир иной. Царство ему небесное!

Юлия Тодорцева

Как бы безнадежна ни была ситуация, конец у нити всегда где-то есть

Колонка редактора
Катарина Тодорцев-Хлача

«Мухи отдельно, котлеты отдельно»

В сентябре в Загребе на литературном фестивале побывала нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, которую сравнивают с Солженицыным. О вечере встречи с ней и интервью, которые она дала хорватским СМИ, можно подробнее прочитать в других разделах, а в своей колонке я хотела бы поговорить о другом.

Литературная гостиная

ТОТАЛЬНАЯ КЛОУНАДА, или Асисяй и другие "Лицедеи"

Записки из жизни клоунов написала Ирина Терентьева, жена одного из лицедеев Май Михалыча, Николая Терентьева.

Книжная полка
Катарина Тодорцев-Хлача

Книги форума «СловоНово 2021»

По уже устоявшейся традиции на форуме презентируются новые книги, авторы которых хорошо известны в Европе и за ее пределами.

Анонс событий

II Олимпиада по русскому языку как иностранному пройдет в Хорватии

22 мая состоится II Олимпиада по русскому языку как иностранному на платформе Zoom. Организаторы конференции - Хорватская ассоциация преподавателей русского языка и литературы, Центр "Институт А.С. Пушкина" (философский факультет университета Пулы им. Юрая Добрилы) совместно с Представительством Россотрудничества в Хорватии.

Юридическая консультация

Na snagu stupa novi Pravilnik o polaganju ispita iz poznavanja hrvatskoga jezika i latiničnog pisma u postupku odobrenja dugotrajnog boravišta

Pravilnikom se propisuje način i troškovi polaganja ispita iz poznavanja hrvatskog jezika i latiničnog pisma u postupku odobrenja dugotrajnog boravišta u Republici Hrvatskoj, prijava i povlačenje prijave za polaganje ispita, način provedbe ispita, provedba ispita ako je riječ o pristupnicima s posebnim potrebama, prava pristupnika koji su prijavili polaganje ispita, ispitni rokovi te obveze vezane uz čuvanje ispitne dokumentacije.

 
Фонд Русский мир