ISSN 1846-8756   Июнь 2020
Литературная гостиная

Стихотворения Елки Няголовой в переводе Елены Куреллы

СЕНОКОС

Мой луг скосил любимый вдохновенно
косою новой, не заметив даже,
как стон поднялся над травинкой каждой,
и замер вздох корней во мне мгновенно.

С земли райграс отчаянно сражался
рапирами с безжалостным драконом.
Один сверчок - мечтатель, сна лишённый,
среди цветов беспомощно метался.

Не отыскал четырёхпалый клевер.
А я ждала, что счастливы мы станем.
Возможно, мы для «Юга» были стары?!
Коса свистела: «Сссевер! Сссевер! Сссевер!»

Потом стемнело. Полумесяц ясный
спустил нам тайно ключик тот заветный.
Мы ключ имели. Но, утратив двери,
ушли в себя, оставив дар напрасный.

 

ЛЕС

В густом лесу нас провожает сойка -
заметила, что сбились мы с дороги.
Безмолвно лес ведёт свой спор с Высоким.
А человек - всегда с Потусторонним.
Экзаменатор по истории суровый.
(Но дерево одно для леса тщетно!)
Из гордых сосен - суд всему верховный.
Часовня для повстанцев и поэтов…
Вот, дятла стук - в врата златые рая
из века в век стучится он, не дремлет.
Туда пароля нет. Мы точно знаем.
И все мы кротко ляжем в эту землю.
А после ветер преданно растреплет
зелёные вихры травы над нами…
И над травой сверчки, незримо рея,
раскинутся цыганскими шатрами.
И будет песней плакать бесконечно
болгарский лес - от кроны и до корня.
Лес обречён сгореть в пожаре вечном.

А избранное дерево - икона.

 


БЕЗМОЛВНО

Без слов признания в любви
тоскуют лозы.
Вытягиваясь к небесам,
пьют сумрак поздний.
Ползут до верхних этажей
и замирают -
любовной песне соловья
из тьмы внимая,
там, высоко, близ тополей,
в заветном месте -
своей любви, как вспышки, ждут
в гнездовье тесном.
Трепещут лозы песне в такт
и исступлённо
молитву шепчут по складам:
за всех влюблённых!

 


СЛОВА

…И когда тишина захлебнётся
в пустом доме,
в проклятом веке
в душе опустошённой,
а замок глухо щёлкнет
ключом каким-то другим (небесным);
и отворятся все двери – неслышно! –
как в немом кино…
Тогда, вероятно, течь перестанет
этот ненужный песок слов:
скала взорвётся любовью…
Переполнится нижний конус
тайнами и истинами чьими-то.
И в тот же миг, когда вселенная спит –
у девочки беззаботной
(с прилипшими ко лбу
русыми и чистыми мыслями) –
родится
самое светлое слово: «л ю б л ю»…

 


КАМЕНЬ

Этот берег из камня.
И в гнездовьях здесь тихо.
И стихи не смолкают,
словно буря, настигли.
Дождь слепой непрестанно
в ставни палкой колотит,
его голос усталый
раздаётся далёко.
Здесь, в похлёбку бросая
травы, к морю взывают,
только рыбка Златая
стороной проплывает.
За чертой горизонта.
По ту сторону света…
(И в душе истомлённой,
и в мечтах счастья нету.)
…После в прошлом копаясь,
всё сокровище ищешь.
Но зола вековая –
на родном пепелище.
Роешь снова и снова,
ты вгрызаешься в скалы,
а потом, отколовшись,
вниз срываешься камнем.

 


ВОСПОМИНАНИЕ О КАМЕННОМ БЕРЕГЕ

И нет крутого берега, который
неспящим глазом маяка слезится.
Напрасно что-то мне сжимает горло –
меня не ждут, нет, дверь не отворится.

Разграблены Фракийские курганы –
души моей последняя обитель.
Мы с ними, точно город бездыханный,
дотла сожжённый и навек забытый.

Поэт и, он же, археолог Салкин –
на скалах или в жизни всё копает?
Всё строит, вероятно, плот, тот самый,
который разобьётся перед раем.

И барда рыбаков теперь уж нету –
другим влюблённым он печёт ставриду.
Взгляну издалека на пламень этот –
и прочь уйду, теряя их из виду.

А после мне всё лето будут сниться
утёсов нескончаемые ласки –
пусть ноют руки, чтоб могла забыться,
ведь сердце разрывается на части.

 


КЛУБ "МОРСКОЕ ДЕЛО"

Вроде всё изучили:
фарватер и всякие штормы,
против ветра ходили,
бороздили морские просторы.
Вроде всё уж связали
морскими узлами надёжно.
Вмиг развеять печали
капитанам бывалым несложно.
Мы гребём без оглядки,
вверяясь звезде путеводной.
Расточаем богатства.
Не щадим и души мы свободной.
И давно уж с водою
на «ты», словно с горьким стаканом…

А соседа готовы
утопить, лишь в глаза ему глянем.

 


МИМОХОДОМ

Эта тропа стороною
не приведёт в То былое…
И никого здесь не встретишь
вновь, как и прежде, живого…
Снова июнь на исходе.
День – помидор необъятный,
солнцем гонимый, а следом
красный автобус мой катит…
Где-нибудь там, за горами,
ждёт меня берег надёжный,
там – дорогие мне лица,
листья той осени долгой,
дом, Окуджава и шторы –
это душа! Мимоходом
здесь собираю, как камни,
воспоминаний крупицы…
…Вдруг погнала по тропинке
ящерка наше Былое –
прежнее воспоминанье,
нами забытое в поле.
Я разглядеть не успела:
плачет оно иль смеётся,
и кулачком иступлёно
глазки припухшие трёт ли;
было ль разбито колено,
может, про нас узнавало…
Или молило у Бога,
малой букашкой, забвенья…
 

25 октября 2014 г.

Наталия Воробьева Хржич. Зарисовки

Холод… Он сковывает мысли, ледяными жгутами опутывает тело. Возможность думать исчезает, тихо тает в белом равнодушном мареве, осторожно обволакивающем, сулящем долгожданный покой.

Ирина Хутинец. Наступит ли завтра?

Зимние коричневые листья невесело шуршат под ногами. Мы с кошкой прогуливаемся по лесу. Неожиданно вижу притаившуюся рысь.

Пасхальный рассказ. От Гоголя до Набокова

Все русские классики, все сколько-нибудь крупные писатели дореволюционной России как-нибудь — с раздражением ли, с любовью ли, с твердой верой ли, — а пасхальной темы хотя бы раз в своем творчестве касались. Сто лет назад процветал даже особый жанр пасхального назидательного рассказа, и ему отдавали дань лучшие литераторы того времени.

Nikola Šimić Tonin. Poezija

Ništa nije, kao što su, zagrebačke jeseni, kad' se, starogradskim ulicama, prospu zreli kesteni...

Žarko Milenić RIJETKA PTICA

Umjesto jednog učitelja sada nam u petom razredu predaje čak osam nastavnika. Novi smo i mi njima i oni nama. Osim trojice ponavljača koji su novi samo nama. Jednog, koji se zove Denis, nastavnici poznaju i previše dobro jer treći put pohađa peti razred.

Поэзия Инны Штефан Токич

Покой ночной в тандеме со стихами Я принимаю данность сиих уз И шепот из небес мне данный Вершит души моей пророческий союз.

Roman „Lavr“ Jevgenija Vodolazkina premijerno predstavljen u Puli

Laureat Velike knjige Jevgenij Vodolazkin s romanom «Avijatičar» 2016. godine osvojio je drugo mjesto, dok je tri godine ranije nagradu osvojio njegov roman «Lavr» premijerno u hrvatskom prijevodu Naklade Ljevak predstavljen na pulskom 25. Sajmu knjiga u sklopu programa «Slavenski đardin».

„Zulejha otvara oči“ i „Volguna djeca“ Guzelj Jahine u Puli i Zagrebu

Guzel Jahina, jedna od najčitanijih književnica u Rusiji, na Sa(n)am knjige u Pulu došla sa svojim drugim romanom „Volgina djeca“ u izdanju nakladničke kuće Hena com. Ovo je drugi put da književnica osvaja prestižnu nagradu nakon što je prije četiri godine nju osvojio njezin prvi roman „Zulejha otvara oči“.

«Хорватия, какая она?» в журнале «Иностранная литература»

Номер журнала «Иностранная литература» под общим названием «Хорватия, какая она?» посвящен хорватской литературе.

Sve o muškarcima

Kazalište „Gavran“ je premjerno izvelo novu predstavu svog osnivača i jedinog autora-dramaturga Mire Gavrana „Sve o muškarcima“.

Pjesnici pod platanom

Drugi rujanski susret pjesnika pod platanom, starom 201 godina, ove godine održan je 14. 9. 2019. Sudionici susreta bili su eminentni hrvatski pjesnici predvođeni akademikom Lukom Paljetkom. Nastupili su Sonja Manojlović, Natalija Vorobjova, Božica Jelušić, Ernest Fišer, Joso Soja Živković, Stanko Krnjić, Marina Kljajo Radić i fra Ivan Kramar.

„Dimitije Art“ je oduševio publiku

Zagrebački Muzej Mimara predstavio je najnoviju monografiju „Dimitrije Art“ posvećenu 50 godina rada Dimitrija Popovića, slikara i pisca i umjetnika.

„Duga u crnini“ - Marina i Marija na istoj pozornici

"Duga u crnini", prva kazališna predstava u našoj zemlji koja se bavi životom i poezijom ruske pjesnikinje Marine Cvetajeve premijerno je izvedena na zagrebačkoj Sceni Ribnjak. Umjetnica Marija Sekelez odlučila je scenski interpretirati autobiografsku prozu ove ruske pjesnikinje.

Колонка редактора

Ой, что делать?

Начитавшись всего и вся о коронавирусе и пройдя фазу «ой, что делать? ой, что делать?», я решила выработать для себя стратегию профилактики, которая, кстати, может помочь и в случае гриппа и всех последующих вирусов, которые периодически появляются, и почему-то все из Китая.

Литературная гостиная

Наталия Воробьева Хржич. Зарисовки

Холод… Он сковывает мысли, ледяными жгутами опутывает тело. Возможность думать исчезает, тихо тает в белом равнодушном мареве, осторожно обволакивающем, сулящем долгожданный покой.

Книжная полка

"Ništa nikada nikamo ne odlazi". Zbirka koja ostavlja dojam

Autorica ne štedi ni sebe ni druge, otkriva ono što bi mnogi rado prešutjeli jer smatra da ličnost stvaraju i udarci i kušnje. A ona upravo o kušnjama i udarcima piše u ovoj knjizi, a njih je, vidjet ćete, bilo mnogo.

Анонс событий

Оформить подписку на «Аргументы и факты Европа»

Для тех, кто любит читать российскую прессу далко от родины, популярное издание „Аргументы и Факты Европа“ , принимая во внимание, что сейчас сложно купить печатное издание в киоске, предлагает оформить юбилейную подписку на 25 номеров газеты „Аргументы и Факты Европа“ за 45 евро.

ПОЛОЖЕНИЕ О IV МЕЖДУНАРОДНОМ ТВОРЧЕСКОМ КОНКУРСЕ «ВСЕМИРНЫЙ ПУШКИН»

Настоящее Положение определяет условия, порядок организации и проведения Международного творческого конкурса «Всемирный Пушкин» (далее – Конкурс), посвященного в 2020 году 75 - летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Юридическая консультация

Мы, русские, в союзе с другими братскими народами ...

Наконец-то народные избранники в Думе занялись вопросом русских, проживающих в Российской Федерации и составляющих 80 процентов населения. Мне это особенно приятно, поскольку я уже неоднократно обращала внимание читателей, что русские и россияне или русскоязычные - это не одно и то же. Мое внимание привлекло предложение по поправке в Конституцию Константина Затулина.

 
Фонд Русский мир