Главная  /  «СЛАВЯНСКОЕ БРАТСТВО – НЕ ПРОСТО СЛОВА...»
    Закрыть   

Интервью номера

«СЛАВЯНСКОЕ БРАТСТВО – НЕ ПРОСТО СЛОВА...»

Сегодня в гостях у «Летописи» известный российский писатель, литературовед, критик, переводчик, общественный деятель
Иван Юрьевич ГОЛУБНИЧИЙ – Секретарь Союза писателей России, Главный редактор газеты «Московский Литератор», Главный редактор литературно-исторического журнала «ВЕЛИКОРОССЪ», Заслуженный работник культуры Российской Федерации, Заслуженный работник культуры Чеченской Республики, Заслуженный работник культуры Республики Дагестан.

«Летопись»: Иван Юрьевич, для начала, пожалуйста, расскажите нашим читателям о своей работе в Союзе писателей России.

Голубничий: Как один из секретарей Союза писателей России, я осуществляю  организационную и творческую деятельность, направленную на реализацию уставных целей Союза писателей России. Я участвую в проведении творческих мероприятий, как в России, так и за рубежом, поддерживаю творческие связи с другими писательскими организациями. Кроме того, с 2000 года я работаю главным редактором газеты «Московский Литератор» – печатного органа Московской городской организации Союза писателей России (газета выходит с 1958 года). Также я являюсь главным редактором литературно-исторического журнала «ВЕЛИКОРОССЪ».

 

«Летопись»: В чём отличие Союза писателей России от прежнего Союза писателей, того, который существовал в Советском Союзе? Какую миссию и какие функции выполняет Союз писателей сегодня? Изменилась ли роль литературы, и, соответственно, изменился ли статус писателя? И если да, то в какую сторону? Чего больше, хорошего или плохого, в нынешнем положении писателя в современной России, сравнительно с советскими временами?

Голубничий: Союз писателей СССР был мощной многонациональной творческой организацией, пользовавшейся всемерной поддержкой государства. Не секрет, что эта организация выполняла не только художественные, но и идеологические функции, таковы были реалии того времени. Но, при всех издержках, Союз писателей СССР создал великую литературу, высшие достижения которой являются несомненным преемственным продолжением великой русской литературной классики и входят в золотой фонд мировой литературы. После распада СССР Союз писателей обрёл статус общественной организации, со всеми его преимуществами и недостатками. С одной стороны – писатели освободились от идеологических обязательств и обрели практически неограниченную свободу творчества, с другой – они утратили материальную поддержку государства и все сопутствующие социальные гарантии. Чего в этом больше, хорошего или плохого? Об этом можно судить по-разному. Сменилась эпоха, изменилась роль литературы в обществе, изменился сам статус писателя, и определённо можно сказать, что он не столь высок, как был прежде. Но для тех, кто чувствует истинное призвание в литературе, кто творит по велению души и в меру своего таланта, Союз писателей России даёт прочный и уважаемый статус, который, хотя и не является в полном смысле профессиональным, даёт чувство сопричастности литературному сообществу. Это очень важно для творческого человека. Союз писателей России – преемник и хранитель традиций великой русской литературы.

«Летопись»: Расскажите поподробнее о себе о о своей литературной деятельности.

Голубничий: Я автор трёх стихотворных книг, многих литературных переводов, многих критических статей и общественно-политической публицистики. В последние двадцать лет объективно я в большей степени редактор, литературный функционер, литературовед и общественный деятель. Большое место в моей деятельности занимают литературные переводы. Поскольку так сложилось, что  я осуществляю связь с региональными литературами, в том числе национальными республиками Российской Федерации, я занимаюсь переводами наших российских поэтов, пишущих на языках своих народов. Я подготовил и опубликовал много стихов поэтов Чечни, Дагестана, Ингушетии, Калмыкии. Переводы поэзии наших национальных республик – очень важное дело для укрепления духовного единства многонационального народа России. Кроме того, я автор многих переводов поэзии Туркменистана, Хорватии, Сербии, Болгарии, Румынии.

«Летопись»: Какое у вас образование? В каком примерно возрасте вы начали писать стихи? Какие влияния вы испытали в своём творчестве?

Голубничий: Я окончил Литературный институт им. А.М. Горького, отделение литературной критики. Также был слушателем Высших литературных курсов, в семинаре поэзии. Впоследствии окончил аспирантуру и защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Писать стихи начал ещё в школьные годы. В своём творчестве я, как и многие мои литературные сверстники, испытал влияние русского символизма и «Серебряного века» в целом. Со временем стал проявлять интерес к литературной критике и литературоведению, что и привело меня к серьёзной научной работе. Моя кандидатская диссертация называется «Стилевой опыт Юрия Кузнецова и современный литературный процесс». Юрий Кузнецов – крупнейший русский поэт конца XX – начала XXI вв. К тому же, он был выдающимся переводчиком славянской, в том числе и югославской поэзии. В частности, он перевёл на русский язык поэму великого хорватского писателя Мирослава Крлежи «Баллады Петрицы Керемпуха»и поэму великого сербского черногорского поэта Петра Негоша «Горный венец». В настоящее время творчество Юрия Кузнецова активно вводится в научный обиход, проходит ежегодная конференция, посвящённая его творчеству. Моя диссертация была одной из первых научных работ, посвящённых творчеству этого великого русского поэта, чем я очень горжусь. 

«Летопись»: Расскажите о своём отношении к современному российскому литературному процессу. Что в нём, на ваш взгляд, происходит позитивного, и что, напротив, вам бы хотелось изменить?

Голубничий: За время моей литературной деятельности культура России менялась вместе со страной, и не все эти изменения можно оценивать положительно. Меня, как человека в целом консервативного мировоззрения, не всегда радует динамика современной культурной жизни, которая порой приносит снижение уровня культуры, ориентирована на коммерциализацию культуры, на выхолащивание здорового национального начала и подмены его низкопробным китчем. Ну, это сегодня общая проблема, актуальная не только для России, но и для мировой культуры в целом. Снижается уровень литературного мастерства. Доминирование в книгоиздательстве законов шоу-бизнеса уничтожает возможность настоящих художественных открытий... В то же время, есть в России писатели, прозаики и поэты, которые хранят верность традициям и высокому мастерству. К сожалению, писателям этого рода практически невозможно пробиться к широкой читательской аудитории. Но если попытаться найти в этой ситуации что-то хорошее, то можно сказать, что писатель сегодня обладает практически неограниченной свободой творчества и свободой выбора пути. Тот, кто одарён подлинным писательским призванием, будет писать и в этих условиях. Остаётся только пожелать такому писателю удачи и стойкости.

«Летопись»: Переводили ли вы хорватских поэтов? И если да, то кого именно? И какие у вас остались впечатления от этой работы?

Голубничий: В своей переводческой практике я переводил и поэзию Хорватии. Прежде всего, я перевёл несколько стихотворений великого Тина Уевича. Его стихи очень сложные для перевода, но в них чувствуется большая мощь, большое вдохновение, яркое национальное начало. У меня в домашней библиотеке есть несколько его книг, как на латинице, так и на кириллице. Надеюсь, что ещё вернусь к переводам его великих стихов. Для работы над переводами столь значительного поэта необходимо консультироваться с хорошим знатоком языка, чтобы максимально точно донести мысль автора... Я перевёл некоторое количество стихов выдающегося хорватского поэта Драгутина Тадияновича. Переводить его было легче, поскольку он писал преимущественно верлибры... Также я перевёл и опубликовал крупные подборки современных хорватских поэтов Сеада Беговича и Ружицы Циндори. Также несколько лет назад я подготовил ряд переводов молодых хорватских поэтов для «Антологии хорватской поэзии»...

«Летопись»: На ваш взгляд, есть ли сходство между русским и хорватским народами? И если есть, то в чём оно вам видится? Творчество каких поэтов Хорватии вам близко?

Голубничий: Сходство русского и хорватского народа, на мой взгляд, можно усмотреть в повышенной эмоциональности, поэтичности мировосприятия. Ощущение огромности, величия и непостижимости мира... Широкая и отзывчивая славянская душа.... Тоска по недостижимому идеалу... Разумеется, я сужу в основном по художественной литературе. Очень люблю поэзию таких разных авторов, как Владимир Назор, Густав Крклец, Добриша Цесарич, Весна Парун. Люблю прозу Августа Шеноа, Мирослава Крлежи, Мирко Божича. Каждый из них, как и многие другие, является выразителем души хорватского народа. Некоторые из этих авторов ещё недостаточно известны в России, хотя и были переведены и изданы. Я уверен, что со временем ещё многие талантливые хорватские писатели будут  переведены на русский язык и придут к российскому читателю. Славянское братство – не просто слова, и этот фактор, я уверен, ещё сыграет значительную роль в истории.

«Летопись»: Скажите хотя бы несколько слов о своём поэтическом мировоззрении и, если можно, назовите имена поэтов, оказавших на вас наиболее сильное влияние.

Голубничий: Как я уже говорил, в юности я испытал влияние русского символизма, и пронёс это влияние через всё творчество. Это мистическое мировосприятие, попытка всмотреться в тьму мироздания, увидеть иные миры, прозреть иные смыслы... Имена – Александр Блок, Валерий Брюсов, Андрей Белый и др. Психологичность, красота стиха, полифоничность образов, «оттенки и полутона» – вот то, что всегда привлекало меня в поэзии.

«Летопись»: Были ли вы в Хорватии?

Голубничий: К великому моему сожалению, я ни разу не был в Хорватии, и сужу о ней только по творчеству хорватских писателей.

«Летопись»: Зависит ли в сегодняшней России литература от государственной идеологии? Влияет ли на литературу политика? 

Голубничий: Это сложный и неоднозначный вопрос. В советское время литература находилась в определённой зависимости от идеологии, но эта зависимость не была абсолютной. При этом писатели имели от государства идеальные условия для творческой работы. Как и во все времена, были писатели более и менее одарённые. Но при этом была твёрдая система критериев, которая ограничивала доступ к широкому читателю некачественных художественных текстов. В этом смысле литература советского периода, хотя и с некоторыми оговорками, несомненно была плодотворным этапом для русской литературы. Сейчас говорить о влиянии политики на литературу можно лишь в том смысле, что тот или иной писатель волен выражать ту или иную политическую позицию. Это не даёт ему никаких преимуществ и не грозит никакими опасностями.

«Летопись»: Назовите несколько ваших любимых русских и зарубежных писателей, из классиков и современников.

Голубничий: Сложно выделить каких-то любимых авторов из нашей великой русской литературы, ряд был бы слишком длинный...  Из югославских писателей, помимо вышеназванных, я очень люблю Иво Андрича, Бранислава Нушича, Мешу Селимовича, Ивана Цанкара. Очень люблю великого румынского поэта Михая Эминеску и великого болгарского поэта Димчо Дебелянова (книга его лирики в моих переводах вышла в Москве несколько лет назад). Из западноевропейской классики люблю Чарльза Диккенса, Лоренса Стерна, Шарля Нодье, Кнута Гамсуна, Поля Верлена, Шарля Бодлера, Артюра Рембо...
В современной российской литературе есть талантливые авторы, которые поддерживают уровень и авторитет современной русской литературы. Очень люблю стихи замечательной русской поэтессы и известной актрисы Наталии Воробьёвой, которая живёт в Загребе. Плодотворно работает известный русский поэт Максим Замшев. Его стихи широко известны как в России, так и за рубежом. Известный русский прозаик и философ Светлана Замлелова написала ряд романов и повестей, ярко и талантливо отразивших актуальные образы российской современности. Её роман «Скверное происшествие. История одного человека, рассказанная им посмертно» я бы уверенно рекомендовал хорватским переводчикам современной русской литературы.

«Летопись»: И последний вопрос: какие у вас творческие планы?

Голубничий: Планы очень обширные. Нужно перевести очень много стихов современных авторов из разных республик России, а также зарубежных. Планирую, на основе написанного за прошедшие годы, составить и издать книгу о современной российской поэзии. И, конечно же, очень хотелось бы побывать в прекрасной и поэтичной Хорватии – родине великих поэтов и прозаиков. Желаю вашему замечательному изданию благополучия и процветания!

Интервью вела Катарина Тодорцева Хлача

12 ноября 2018г.

Интервью с Наталией Воробьевой-Хржич в канун премьеры обновленного спектакля «Растраченные сны».
U slikarskim krugovima prezime Popović je dobro poznato. Iako će većina pri spomenu ovoga prezimena pomisliti na Dimitrija Popovića, poznatog crnogorskog i hrvatskog akademskog slikara i književnika, stvaralački opus njegove supruge, Jagode Popović itekako zaslužuje posebnu pažnju štovatelja slikarskog izričaja.
Nikita Zhukov, as you may have gathered by now, is one of our own, a Russian. He was born and raised in Zagreb and learned to design and build fantastic edifices in America. When speaking about Nikita Zhukov, it is impossible not to mention historical events because the history of his family is irrevocably linked to famous historical figures and events.
Герой «нашего романа» – личность поистине уникальная. Чем-то его судьба напомнила мне историю человека, чьим именем назван старейший российский университет. А познакомилась я с «человеком, который сам себя сделал», благодаря опять же Наталии и Его величеству Случаю. Никита Жуков, как вы уже догадались, по происхождению наш, русский. Родился и вырос в Загребе, а научился проектировать и строить великолепные здания в Америке. Вот такой вот российско-хорватско-американский продукт нашего времени.
С Русским домом в Любляне нас уже несколько лет связывает тесное сотрудничество. Материалы о мероприятиях, проходящих в Центре, расположенном в самом сердце Любляны, и при его участии регулярно появляются в нашем журнале, а вот Белград пока оставался для большинства наших соотечественников не охваченным. Для того, чтобы восполнить этот пробел, мы попросили ответить на несколько вопросов директора Русского центра науки и культуры в Белграде Надежду Кущенкову.
По национальности я русская, родилась в России и жила там до 14 лет. Возраст, в котором у человека еще нет ощущения и привязанности к родному краю, но он уже осознает свою принадлежность к языковой среде, культуре и традиции. Возможно, это и сыграло свою роль, когда я решила посвятить свое время и активно включиться в работу общества и жизнь национальной русской общины. А работа председателя, как впрочем и всякого менеджера, в основном заключается в том, чтобы обеспечить работу общества на высоком уровне.
Среди наших соотечественников и соотечественниц есть известные писатели, художники, музыканты, деятели науки, спортсмены, мастера танцевального искусства. Именно танцу, искусству, для которого не нужны ни кисть, ни ручка, ни знание иностранного языка, искусству, единственным инструментом которого является человеческое тело, и посвятила свою жизнь одна из наших соотечественниц Ольга Андрусенко.
Первое, что бросается в глаза, – она уже в течение 15 лет активно занимается проблемами соотечественников. То есть, задолго до того, как баллотировалась на место представителя русского национального меньшинства. Именно благодаря ей и ее соратникам в Хорватии вообще появилась первая серьезная организация русского национального меньшинства, которая заявила о себе на равных с организациями других национальных меньшинств в Загребе.
В прошлый раз мы рассказывали о нелегкой судьбе семьи русских эмигрантов Черняевых. Если первая часть материала была посвящена главе семьи Борису Павловичу Черняеву, то в этом номере мы расскажем о не менее насыщенном жизненном пути его сына Владимира Борисовича Черняева и его жены Софьи Петровны Прусаковой-Черняевой. И если жизненный путь старшего Черняева как личности во многом определила Первая мировая война, то маму и сына накрепко связала Вторая мировая.
Каждый раз, когда заходит речь о наших эмигрантах в Хорватии, в памяти невольно всплывают кадры из нашумевшего фильма Никиты Михалкова «Русские без России». Режиссёр показывает жизнь известных эмигрантов за рубежом и пытается выяснить, как сложилась их судьба и чего они достигли. В этом плане весьма занимательна история семьи Черняевых, чей потомок во втором поколении Владимир Борисович Черняев живет в Загребе.
Интервью с Миливоем Борошей, хорватом, который хотел бороться на стороне Советского Союза
Интервью посла Российской Федерации Анвара Сарваровича Азимова журналу «Летопись»

Страницы

< Предыдущая  |  Следующая >

1 | 2 |

© 2013-2019
Все права защищены.