Главная  /  Ехать или не ехать
    Закрыть   

Колонка главного редактора

Ехать или не ехать

В кругах русской эмиграции периодически возникает тема «ехать или не ехать». В том смысле, что из России сегодня никто уезжать не хочет. Там гораздо лучше можно устроиться, чем на чужбине. Кажется парадоксальным, что эта тема вообще обсуждается среди тех, кто уже уехал и в основном возвращаться не собирается. Вот этот вопрос меня и заинтересовал как журналиста и эмигранта.

Естественно, обобщая, можно сказать, что в основном мнения «никто из моих знакомых из России уезжать не собирается», «ты знаешь, какая у них там зарплата/пенсия?», «мой знакомый/брат/зять/кум хорошо зарабатывает/два раза в год отдыхает с семьей на Карибах/купил майбах/взял кредит на квартиру в центре города» (нужное подчеркнуть) высказывают те, кто не устроился в другой стране. И дело не только в хорошо оплачиваемой любимой работе и зарплате, при наличии которой можно пользоваться благами западной цивилизации. Многие не ощущают себя комфортно в другой среде, не могут пережить недостаток общения с родными и друзьями, оставшимися на родине. Во многих странах такие эмигранты объединяются в организации, стараются через Россотрудничество и Координационные советы держать связь с Россией, используют каждую возможность побывать в родных пенатах. Перед каждым конгрессом и ассамблеей КС или Русского мира разыгрываются целые баталии на предмет, кто поедет в Россию, ведь такие поездки полностью оплачивает российская сторона, а с деньгами у членов общества всегда негусто.

С другой стороны, вырисовывается категория эмигрантов, которые приехали с деньгами или удачно вышли замуж/женились. Такие россияне стараются побыстрее обрасти новыми знакомствами из числа домородцев, попасть в определенные круги и не очень-то желают общаться с организациями и российским посольством. Другое дело, что когда деньги заканчиваются или происходят какие-то неприятности, они быстро вспоминают и о посольстве, и о депутате городского собрания от русского национального меньшинства, и об организациях соотечественников. Впрочем, об этом я уже писала в статье «Православные, дайте воды напиться, а то так есть хочется, что переночевать негде», не буду повторяться.

Однако вернемся к дискуссии «ехать – не ехать». Во-первых, это проекция на брата/кума/зятя/знакомого собственной ситуации. Этим человек как бы утверждает, что, если бы в жизни как в футбольном матче был «повтор», то он скорее всего бы принял другое решение.

Естественно, я бы тоже с большим удовольствием осталась в Одессе и работала в родной прессе в окружении единокровных братьев по перу. Тем не менее, анализируя ситуацию с позиции сегодняшнего дня, я каждый день благодарю Бога, что уехала. Ситуацию в Одессе описывать отдельно не надо, друзья тоже разбежались по миру. В журналистике мне было бы комфортнее работать в Одессе, но, опять же, не в настоящее время. Я свободно общаюсь, читаю и пишу на украинском языке, но писать свои «опусы» могу только на русском, ну, как Андрей Курков (можно же помечтать). Значит, опять надо ехать. Вопрос только куда?

Мне кажется, что на вопрос «ехать – не ехать» можно получить относительно искренний ответ только в том случае, если поменять «вводные» по принципу русских пословиц и поговорок: «Живётся, у кого денежка ведётся», Денег наживёшь - без нужды проживёшь»; «за свой грош везде хорош»; «с деньгами мил, без денег постыл». Естественно, эмоциональную составляющую, то бишь родных и друзей, опять же для чистоты эксперимента, не обещаем.

Смысл уловили? То есть для чистоты эксперимента надо спрашивать не: «Поедешь туда, не знаю куда, без копейки в кармане?» – а: «Поедешь ли на хорошо оплачиваемую работу по специальности, если фирма решит все организационные вопросы по обустройству твоей семьи и обеспечит легальный статус?»

Вот в этом случае надо посчитать процент тех, кто ответит: «Нет, не поеду, мне и здесь хорошо». Причем, надо спрашивать не у откровенных лентяев и бездельников, которым лень слезть с печи, и не у чиновников (у них и так уже все за границей, только задница периодически в России), а у бывшего среднего класса – хорошо образованных людей, которые зарабатывают на жизнь свои трудом.

А вообще на эту тему вспомнился старый одесский анекдот:

Один еврей говорит другому: «Говорят, что там хорошо, где нас нет».
Случайный прохожий встревает в их разговор: «Подскажите, пожалуйста, а где вас нет?»

 

Катарина Тодорцева Хлача

21 июня 2018г.

Сразу поясню, что статья эта воникла не на пустом месте, а под впечатлением претензий, которые мне как редактору единственного в Хорватии русскоязычного издания высказали мои знакомые и знакомые их знакомых. Больше того, так как меня в это время в Загребе не было, информацию мне пришлось искать в хорватских СМИ.
Выборы как выборы. Кто-то выиграл, а кто-то проиграл. Кто-то доволен, а кто-то нет. Тем не менее, 72 голоса против 35 говорят о многом. Мы поздравляем Галину Ковачевич с убедительной победой, которая более чем красноречиво свидетельствует о том, что ее поддерживает большинство представителей русского национального меньшинства в городе Загребе!
Выбирать мы будем между Галиной Ковачевич (заместитель Анна Мишар) и Светланой Маринов (заместитель Ирина Миронова).
В этот раз обращаюсь в основном к представителям русского национального меньшинства города Загреба, хотя, думаю, что и другим будет интересно.
Куда ни глянь – все рассуждают о теме секса. В данном случае меня заинтересовали статьи и книги о том, что женщины и мужчины – существа с разных планет и что первые хотят любви и ласки, а вторых интересует исключительно секс. Исследования (я имею в виду книгу издательства ЭКСМО «Мужчины хотят секса, а женщины любви») позволяют сделать вывод, что секс у женщин напрямую связан с толщиной кошелька. Это если в двух словах. Вот прочитала в сотый раз, что женщина больше заботится о детях, о муже, а в сексе ей хочется прежде всего ласки и разговоров о своих чувствах. Не надо обобщать!
Прочитала я намедни в Интернете статью под заголовком: «Известия о замужестве наших женщин из-за границы поступают, как сводки с первой линии фронта». Причем, что интересно, девяносто процентов этих «сводок» начинается примерно одинаково: он работал в России, ухаживал красиво, цветы дарил, по ресторанам водил, о любви говорил. Вторая часть приблизительно тоже одинаковая: забеременела, расписались, уехала к нему, а там – совсем другая песня. Упс! Перепутали туристическую поездку с постоянным местом жительства.
Торопитесь лаять, затем немножко хрюкать, а потом – добро пожаловать в полет.
Я всегда напрягаюсь, когда подходит момент оплаты всего съеденного, а вернее, не столько съеденного, сколько выпитого. А вернее, событий, связанных с ресторанами.
Cure moje, koliko živim, toliko se čudim muškarcima. Samo da se zna, nisam od jučer i živim već malo dulje ali ova vrsta sisavaca još uvijek me uspije iznenaditi.
В прошлом году мне казалось, что я распрощалась с Одессой навсегда. Мне не нравился «новый» состав народонаселения, и вообще я считала, что все одесситы уже давно уехали, и пора бросать клич: «Одесситы всех стран, объединяйтесь!» Потом прочитала книгу Дины Рубиной и поняла, что моя Одесса осталась там же, где и была. Она в моих воспоминаниях, она где-то рядом, в другом измерении, но она есть.
Попробуем посмотреть на жизнь предков с юмором присущим 21 столетию, а также представить как бы выглядело «всеобщее единение» один раз в году.
Наташа Воробьева дала почитать книгу Ирины Хакамады «Секс в большой политике». Получила массу удовольствия, посмеялась, но и вспомнила, почему, собственно, всю свою сознательную жизнь я считаю, что моя любимая журналистика (по крайней мере, мы, журналисты, в этом честно признаемся) – третья самая старая профессия на свете, сразу после проституции и политики.

Страницы

< Предыдущая  |  Следующая >

1 | 2 | 3 | 4 |

© 2013-2019
Все права защищены.