Главная  /  В Сербии есть часть России...
    Закрыть   

Колонка главного редактора

В Сербии есть часть России...

Там, где Сава с Дунаем сливается,
Стольный город гостям добрым рад.
Стольный город Белград называется,
Удивительный древний Белград!

                (Богдан Филатов)              

Стыдно признаться, но, живя в Хорватии 27 лет, я только в этом году побывала в Белграде. Естественно, мне удалось весьма доходчиво объяснить себе, почему же моя встреча с судьбоносным для многих русских эмигрантов городом произошла спустя больше полувека. В моем списке нашлось всего понемногу. Здесь и война, и расходы на съемную квартиру, и два подрастающих «денежных пылесоса», и то, что я практически никуда не езжу «просто так», а в основном совмещаю полезное с приятным. Но себя ведь не обманешь – причина весьма и весьма банальна: «Это рядом, всегда успеется».

Справедливости ради нужно сказать, что ни в этот раз я не ездила в туристическую поездку. Коллеги–библиотекари пригласили на конференцию сделать доклад. Поскольку ехала я во время своего отпуска и за свой счет, я решила, что можно немного «сачкануть» с конференции, чтобы посмотреть Белград. Свою роль сыграли и рассказы мужа о том, как они весело проводили время в столице бывшей страны, «не то, что в Загребе!». И кто, скажите на милость, не «nasjedne» в этой ситуации?

Уже на стоянке такси я прониклась любовью к этому городу! Поскольку муж решил обеспечить мне «тридцать три» удовольствия от поездки, с таксистом должна была договариваться я. После напутственных слов «не дай нас ободрать» я вкрадчиво поинтересовалась у хозяина первой развалюхи: «Сколько до гостиницы «Парк», если не ехать через Новый Белград?» Ответ восхитил даже меня, привыкшую к запредельной наглости одесских и львовских бомбил – «2000 динаров». Тут нужно пояснить, что перед тем как заказать гостиницу, я внимательно изучила ее месторасположение, а, вернее, расстояние как от Народной библиотеки Сербии, где проходила конференция, так и от Железнодорожного вокзала, который находится недалеко от центра города. По моим расчетам, от вокзала до гостиницы было минут десять ходьбы (впоследствии оказалось, что так оно и есть), а такси по идее могло стоить порядка 500 динаров (1 евро – 120 динаров). Естественно, у таксиста на готове было и правдоподобное объяснение – весь город перекопан, никуда не подъедешь (что также оказалось правдой), однако 2000 динаров ‒ это, как говорят поляки, «что занадто, то нездрово». Следующий водитель, проследив за «обломом» своего коллеги и безошибочно оценив уровень моей готовности «odvezati kesu», назвал более приемлемую цену – 700 динаров. Это все еще было многовато, но ему повезло – мне не терпелось забросить чемоданы в номер и помчаться осматривать город.

Последующие три дня я бегала по местам «в шаговой доступности» от центра. В первый день муж честно пытался не отставать от меня, но уже на другой день сдался и обосновался в кафе на плато перед нашим отелем, составив компанию бедолаге, который уже сидел там бог знает с каких времен.

Действительно, обойти центр пешком от Храма Святого Саввы и Югославского народного театра (кстати, как и «Комсомолка» он сохранил свое название), до Калемегдана, Скадарлии и знаменитого театра-студии «Ателье 212», не так уж просто. От храма Святого Саввы, который находится рядом с Народной библиотекой, где проходила конференция, до Площади республики дорога занимала около часа, а если учесть заходы в магазины, то и два. Однако, глядя на постоянно снующие рядом автобусы и троллейбусы, не стоит обольщаться, надо точно знать, куда, собственно, они едут. Один раз я «рискнула» так, что пришлось возвращаться дольше, чем я «сэкономила». С другой стороны, как из автобуса увидишь ассортимент в магазинах, торгующих продукцией белградских предприятий, которая мне очень понравилась и по цене, и по моделям? Есть в передвижении пешком и третий положительный момент – надо же было как-то расходовать калории, полученные в результате интенсивного «изучения» богемного квартала.

Удивительно, но то, что не удалось даже Парижу, в который я собиралась 20 лет, с легкостью удалось Белграду. Если бы меня попросили назвать только три города, которые для меня что-то значат, это были бы Одесса, Загреб и, к моему собственному удивлению, Белград. Почему Одесса - объяснять не надо. Как сказал Жванецкий, бывших одесситов не бывает, «это диагноз». С Загребом тоже понятно. Здесь я провела лучшие годы, и город, как написала Дина Рубина, «пришелся мне впору, тютелька в тютельку, - натягивался на меня, как удобная перчатка на руку...», но Белград, который я видела первый раз!?

Именно в Белграде я поняла, что любовь на первый взгляд все же существует, и мне еще повезло – город вряд ли меня разочарует, как это часто бывает с людьми.

С самого первого дня Белград не уставал поражать меня «русскостью» как отдельных деталей, так и общей атмосферой славянской бесшабашности, легкости общения, и в то же время какой-то непоколебимой уверенностью в своем настоящем и будущем.

Впервые я воочию увидела памятник российскому императору на центральной улице столицы, да еще за пределами России, ведь даже первый памятник последнему российскому императору был установлен в России в 1996 году, уже после моего отъезда в Хорватию.

Памятник, в сущности, является частью «русского ансамбля», который находится в этой части центра. Он установлен в сквере на вершине склона, который спускается к улице, на которой в начале века расположился «Русский дом». На этом месте до 1944 года находилось здание бывшего посольства Российской империи, в которое попала бомба, разрушив его до основания.

Памятник Николаю II был установлен в 2014 году. На лицевой стороне постамента высечена надпись в три строки: «Николай II / российский царь / 1868—1918» (Николаj II / руски цар / 1868—1918), а на его боковых сторонах воспроизведен отрывок из письма императора будущему королю Югославии Александру I Карагеоргиевичу, датированного июлем 1914 года на русском и сербском языках : «Все мои усилия будут направлены к соблюдению достоинства Сербии… Ни в коем случае Россия не останется равнодушной к судьбе Сербии».

Между памятником императору и старейшей гостиницей Белграда «Москва» расположился магазин «Сибирское здоровье», который, судя по количеству покупателей, весьма популярен. 

Историю возникновения Русского дома в Белграде можно назвать уникальной. Сегодня он называется Российским центром науки и культуры, но возник он в двадцатых годах прошлого века в результате горячего желания тысяч русских эмигрантов сохранить свою культуру, язык и традиции. Как написано на сайте, «он возник из непреодолимой тоски и искренней любви к потерянной России её отверженных сынов. Подобно библейскому Ковчегу, он создан был спасти их от духовного вымирания и дать новый смысл их жизни в изгнании». В стремлении сохранить свой русский мир, всё, что было так дорого и свято, всё, что тесно связывало друг с другом, русская община загорается идеей создать свой культурный центр. При поддержке царя Александра Карагеоргиевича и благословении Патриарха Сербской Православной Церкви Варнавы югославские власти выделили часть денег на строительство центра, но строился он в основном на средства самих русских эмигрантов.

«Русский дом имени императора Николая II» был построен за полтора года, а его торжественное открытие состоялось 9 апреля 1933 года. С тех пор и до сегодняшнего дня здесь работает библиотека, курсы по изучению русского языка (раньше это были начальная школа и гимназия), выставочный зал, концертный зал, и небольшой музей.

Сегодня в Русском доме не сохранились лишь домовая церковь Покрова Пресвятой Богородицы и русский ресторан, но и сегодня он является средоточием общественной, культурной, научной и религиозной жизни русских эмигрантов.

В своеобразном «русском» треугольнике: памятник Николаю II – Русский дом – третий угол образует здание гостиницы «Москва». Здание было построено в начале 20 века по заказу страховой компании «Россия» и сразу же стало визитной карточкой Белграда.

Звучит парадоксально, но в туристическом проспекте написано, что ресторан при гостинице «привлекал любителей изысканной французской (!!!) кухни от лучших поваров». Когда-то в кафе собиралась интеллектуальная и политическая элита Сербии. Существовала даже своеобразная градация: 1-й этаж занимали представители парламента, 2-й — дипломаты, на 3-м сидели военные. Считается, что каждому, кто приедет в Белград, нужно обязательно выпить чашечку кофе в здешней кофейне. И так в каждый приезд.

Кстати, если захотите блеснуть своими знаниями о «русском» Белграде, не опростоволосьтесь, если речь зайдет о знаменитом барельефе, украшающем гостиницу Москва со стороны улицы Теразия. Это вовсе не Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович на развилке между Белградом, Загребом и Сараево, это барельеф «Слава России», который олицетворяет мощь России на земле и на море.

Ресторан и кафе при гостинице до сих пор не растеряли своей былой славы. Только здесь, зайдя в 10 часов утра на чашку чая, вы увидите за роялем живого тапера, а вечером этот же тапер будет развлекать вас на открытой террасе. Удивительно, но живая музыка все еще очень популярна в Белграде. На пресловутом плато, на котором мой супруг обосновался, откупившись от моих марш-бросков по Белграду довольно приличной суммой, весь день играл молодой саксофонист, а в центре города, на площади Республики, один ансамбль буквально сменял другой.

 «Русский след» заканчивался на Скадарлии. В том месте, где мы вышли на улицу, меня поджидал очередной сюрприз. Не успела я сказать мужу, что это, как я понимаю, аналог загребской Ткалче или московского Старого Арбата, как наткнулась на указатель: «Стари Арбат».

Вообще, Скадарлия – это отдельный разговор. Скадарлию часто сравнивают с парижским Монмартром. Мне, почему-то, это сравнение не подошло. Возможно, те, кто это утверждает, никогда не бывали на загребской Ткалче. Как по мне, это сестры-близнецы, естественно, каждая со своим характером и своими особенностями. Те же маленькие домишки и кофейни, те же застеленные клетчатыми скатертями террасы и застекленные веранды.

На Скадарлии, пожалуй, больше сохранился дух прошлого, который здесь тщательно берегут, а Ткалче в большей мере поддалась влиянию времени. Практически в каждом ресторанчике вечером играет живая музыка.

Другое дело, что в основном это городской фольклор, «попахивающий» цыганским кварталом, который назывался так вплоть до 1872 года, после чего его переименовали в Скадар в честь средневековой столицы Сербии.

Так уж получилось, что о существовании богемной улицы я узнала уже по пути туда. Для меня это должен был быть сюрприз, но муж за долгие годы отсутствия забыл туда дорогу. Пришлось спрашивать прохожих, но я все равно уже не могла проконсультироваться с Яндексом, куда мы, собственно говоря, направляемся. Именно благодаря этому я получила уникальную возможность выбрать ресторанчик на свой вкус. Не ведая о том, что самым знаменитым заведением является кофейня «Три шешира», я остановила свой выбор на маленьком приземистом домике и, как оказалось, не ошиблась.

Интерьер ресторана сохранился в первозданном виде, а по вечерам, в отличие от мегапопулярного «Три шляпы», здесь можно спокойно посидеть, вкусно поужинать и выпить хорошего вина. То, что ресторан называется «Ima dana», мы узнали уже из меню, а еще, без всякой задней и передней мысли, я прямиком плюхнулась на место, на котором сам Броз Тито в тысяча девятьсот ...надцатом году праздновал свой день рождения. А уж когда музыканты для меня спели «Подмосковные вечера», а для мужа - «Beli Zagreb grad», слова восторга закончились, остались одни междометия!

В другой раз я, опять же ничего не подозревая, вошла в понравившийся ресторан. Уже на месте выяснилось, что в «Двух оленях» провел часть своих богемных дней, а еще больше ночей, не кто иной как Тин Уевич, чью поэзию я ставлю в один ряд с поэзий Блока и Гумилева. Здесь любили пропустить стаканчик сербской ракии автор легендарного афоризма «хорошую вещь люди браком не назовут» Иван Бунин, русский поэт, переводчик и художник «первой волны» эмиграции Василий Сумбатов, автор знаменитого Победителя на Калемегдане Иван Мештрович, да всех и не перечислишь...

В общем, поездка удалась. В следующем году Русский дом будет отмечать свое 85-летие, я обязательно собираюсь «на день рождения». Присоединяйтесь!

Катарина Тодорцева Хлача

15 октября 2017г.

В прошлом году мне казалось, что я распрощалась с Одессой навсегда. Мне не нравился «новый» состав народонаселения, и вообще я считала, что все одесситы уже давно уехали, и пора бросать клич: «Одесситы всех стран, объединяйтесь!» Потом прочитала книгу Дины Рубиной и поняла, что моя Одесса осталась там же, где и была. Она в моих воспоминаниях, она где-то рядом, в другом измерении, но она есть.
Попробуем посмотреть на жизнь предков с юмором присущим 21 столетию, а также представить как бы выглядело «всеобщее единение» один раз в году.
Пригласили меня намедни на премьеру спектакля «Иванов» в Загребский ХНТ (Хорватский народный театр). Пригласила пиар-служба, пригласила как русскую журналистку, за что им отдельное спасибо. О спектакле, который в Хорватии поставил литовский режиссер «по мотивам» (назвать это произведением Чехова язык не поворачивается) пьесы русского классика, писать не буду. Хотите – посмотрите сами. Но вот что меня действительно позабавило, так это отзывы в хорватских СМИ.
Щоб я так жил! Читаю в почтенном издании http://russian7.ru/ такую себе статейку «Чем русские женщины отличаются от украинок?» и глазам не верю. Тут одно из двух. Или автор «свистит», или все мои подруги – «этнопсихологические» украинки. Ладно, я все-таки, с одной стороны, -- чистокровная кубанская казачка, но других-то так за что? Девочки! Может, я чего-то не понимаю?
Выражаю огромную благодарность моей дочери Виктории, писательнице Дарье Донцовой, а также неизвестному автору анекдота за вдохновение, благодаря которому я решила написать эту статью.
Честное слово, не хотела больше поднимать эту тему. Уж извините за прямоту, но просто надоело «метать бисер перед» сами знаете кем. А потом вспомнила забавный случай и поняла, что многие действительно не понимают, что такое проектное финансирование профилированных общественных объединений. Попробую объяснить еще раз.
В преддверии новогодних праздников состоялась рабочая встреча отдельных представителей общественных организаций соотечественников с послом Российской Федерации в Хорватии Анваром Сарваровичем Азимовым.
Мне очень жаль соотечественников, которые после приезда в Хорватию на постоянное место жительства активно включаются в работу наших объединений в надежде, что тут им помогут решить вопрос вида на жительство, рабочей визы, гражданства или медицинской страховки.
«Давненько не брал я в руки шашек!» – говаривал приснопaмятный герой Николая Васильевича Гоголя, уломав-таки Чичикова сыграть на мертвые души.
В канун наступающего 2016 года Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Хорватии Анвар Сарварович Азимов поделился с журналистами своими мыслями в отношении российско-хорватского сотрудничества.
Поскольку мои опусы вы читаете регулярно, в этот раз уступаю место свой коллеге Елене Заричной.
Вопрос даже не в том, победим ли мы на этих конкретных выборах. Вопрос в том, что сейчас, в этот исторический момент, мы ДОЛЖНЫ поддержать своего кандидата. Уже хотя бы потому, что он НАШ и потому, что мы должны заявить о себе в полный голос, а не поддерживать совершенно чужого и чуждого нам кандидата. Неужели непонятно, что именно сейчас это необычайно важно для нашей диаспоры и нашего дальнейшего существования в Хорватии?

Страницы

< Предыдущая  |  Следующая >

1 | 2 | 3 |

© 2013-2017
Все права защищены.