Главная  /  Приключения Марка Твена в Одессе
    Закрыть   

Это интересно

Приключения Марка Твена в Одессе

"Лучший способ скрыть правду — это сказать её в шутку"(с) Mark Tven

Сказка о медном Дюке, самопальные сигары и жизнерадостность одесситов помогли американцу Сэмюэлу Клеменсу стать всемирно известным Марком Твеном.

Полтора века назад писатель побывал в Южной Пальмире, после чего и написал свою первую книгу. Тогда, в августе 1867 года, Марк Твен еще не был знаменитым писателем. Да и Марком Твеном еще не назывался. 30-летний корреспондент газет "Дейли Альта Калифорния" и "Геральд трибюн", в "Нью-Йорк трибюн" Сэмюэл Ленгхорд Клеменс на пароходе "Квакер-Сити" путешествовал обычным туристом. Он прибыл со своей родины — из Соединенных Штатов Америки — вместе с целой делегацией земляков, с которыми он путешествовал по Европе и Азии. Пройдет еще несколько лет, и скромному янки, случайно оказавшемуся в Одессе, суждено будет прославиться как создателю двух знаменитых детских литературных персонажей — Тома Сойера и Гекльберри Финна.

Но начал свой путь к славе Марк Твен (тогда он еще подписывался своим настоящим именем — Сэмюэл Клеменс) с книги «Простаки за границей», вышедшей в 1869 году и имевшей на родине, в Штатах, оглушительный успех. Это произведение было ничем иным, как путевыми заметками о путешествии по Европе и Азии.

В нем нашлось место и для ироничных рассказов о «совершенно американском» русском городке Одесса и его жителях, торгующих самопальными гаванскими сигарами и готовых «развести» на деньги любого иностранца.

Интересно, что в Одессу пароход попал случайно, чтобы пополнить исчерпавшиеся запасы угля и пассажиры пробыли в «жемчужине у моря» всего лишь день или два, но и этого времени хватило Марку Твену для того, чтобы дать Одессе очень точное и очень интересное описание.

Больше всего будущего знаменитого писателя поразили космополитизм и мультикультурность. Это была причудливая смесь национальностей и религий: русские, евреи, украинцы, греки, турки, татары, немцы, итальянцы мирно жили бок о бок. В своей книге путевых очерков «Простаки за границей» Твен назвал Одессу Америкой в миниатюре: «По виду Одесса точь-в-точь американский город: красивые широкие улицы, вдоль тротуаров наша белая акация, деловая суета на улицах и в лавках. Я не заметил ничего, что подсказало бы нам, что мы находимся в России. Куда ни погляди, вправо, влево, — везде перед нами Америка!».

Поначалу, причаливая к Одессе, спутник Клеменса — брат его будущей жены Оливии Чарльз Лэнгдон — полистав путеводитель, подытожил: здесь совсем не на что смотреть! Но едва ступив с трапа корабля на одесский берег, американский журналист заметил ошивающегося рядом местного босяка. При виде его с языка заправского шутника Клеменса сорвалось ироничное: «Я съем свой ботинок, если этот джентльмен заговорит по‐английски!».

 «Джентльмену» американский юмор перевела встречавшая янки в порту сотрудница одесского консульства США. Бродяга не стушевался и ответил: пусть, мол, этот умник ответит сначала, что в его ботинках покажется ему самым вкусным. Янки на этот странный вопрос ответить не смог, а одесский босяк потребовал с него пять «зеленых» за правильный ответ. Получив американские деньги, он бросил: «Самым вкусным для вас, когда вы будете есть собственные башмаки, будут дырки. Ю андестенд?».
Похохотав, компания американцев отправилась бродить по городу. Приятель Клеменса купил по дороге в местной лавке фотоаппарат с набором из десяти пластин — как оказалось, торговец‐одессит иностранца надул: подходили к камере из десяти лишь три.

Потом янки дошли до медной статуи — памятника легендарному одесскому градоначальнику Арману Эммануэлю дю Плесси, герцогу де Ришелье, возвышающегося на самом верху невероятно длинной лестницы. Поднимаясь к не значившейся в путеводителе статуе, американцы повстречали еще одного удивительного местного жителя — в кителе с блестящими пуговицами, застегнутыми под горло. Заокеанские гости заинтересовались этим типом, который с помощью сотрудницы консульства рассказал иностранцам печальнейшую историю великого основателя Одессы — герцога де Ришелье, знаменитого французского кардинала, отдавшего все этому городу и — о несправедливость! — умершего в нищете где‐то в Крыму.

Трагическая версия кончины кардинала (которому одесский Ришелье приходился прапраправнучатым племянником), чью усыпальницу Клеменс только недавно созерцал в соборе в парижской Сорбонне, обошлась писателю еще в 5$.

Прошелся он и по лавкам Дерибасовской — понюхал «настоящих» гаванских сигар местного производства. Подивился тому, что хозяин музыкальной лавки предлагает покупателям три шубы — в обязательном комплекте с двумя скрипками. И порадовался, что вино в Одессе продавали ведрами в розлив — дешевле чернил.

Более близкое знакомство с Одессой, которое янки продолжили в местном винном погребке, и обещанный вечером фейерверк, и веселье на Ланжероне скомкал американский консул — он сообщил пассажирам Квакера, что из Крыма, который только недавно покинула американская делегация, пришла срочная депеша. Император Александр II, изволивший отдыхать на Крымском побережье, желает видеть американцев у себя в гостях в Ливадии На этом краткое знакомство с Одессой для американца и закончилось.

Одесса ему очень понравилась. Знаменитый острослов почувствовал её колорит и неповторимость. А беседа с одесским босяком оставила такое впечатление, что он его запомнил и воспроизвёл впоследствии в рассказе «Налегке».

А вот как великий хохмач описал знакомство с главной достопримечательностью Одессы – памятником герцогу де Ришелье.  
«Нам попались всего-навсего два памятника, и это тоже было истинное благодеяние. Один – бронзовая статуя герцога де Ришелье, внучатого племянника прославленного кардинала. Он стоит над морем на широком красивом проспекте, а от его подножья вниз к гавани спускается гигантская каменная лестница – в ней двести ступеней, каждая пятидесяти футов длиной, и через каждые двадцать ступеней – просторная площадка. Это великолепная лестница, и когда люди взбираются по ней, они кажутся издали просто муравьями. Я упоминаю об этой статуе и лестнице потому, что у них есть своя история. Ришелье основал Одессу, отечески заботился о ней, посвятил ей свой изобретательный ум, умел мудро рассудить, что послужит ей на благо, не скупясь отдавал ей своё богатство, привел её к подлинному процветанию, так что она, пожалуй, ещё сравняется с величайшими городами Старого Света, на собственные деньги выстроил эту великолепную лестницу и… И что же! Люди, для которых он столько сделал, равнодушно смотрели, как он однажды спускался по этим самым ступеням, – он был стар, беден, у него ничего не осталось, – и никто не помог ему. А когда много лет спустя он умер в Севастополе, почти нищий, всеми забытый, они устроили собрание, щедро жертвовали по подписке и вскоре воздвигли этот прекрасный памятник – подлинное произведение искусства – и назвали его именем одну из главных улиц города. Это напоминает мне слова матери Роберта Бёрнса, – когда ему воздвигли величественный памятник, она сказала: «Ах, Робби, ты просил у людей хлеба, а они тебе подали камень».

Марк Твен. «Простаки за границей или Путь новых паломников».

14 ноября 2017г.

НАШИ древние пращуры, СОЗДАВАЯ свой язык, не использовали законов грамматики, которые придумали современные лингвисты. Мало того, они не использовали при этом законов современной логики. ЖИЗНЬ наших пращуров протекала в тесном контакте с природой и ПОДЧИНЯЛАСЬ не умозаключениям, а ВИЗУАЛЬНЫМ ОБРАЗАМ, возникающим в сознании при произнесении того или иного звука.
Игорь Федорович Стравинский — пожалуй, самая противоречивая и авангардная фигура в музыкальной культуре XX века. Его самобытное творчество не вписывается в рамки какой-то одной стилистической модели, в нем самым неожиданным образом сочетаются различные направления, за что композитора современники прозвали «человеком тысячи одного стиля». Великий экспериментатор, он чутко улавливал изменения, которые происходили в жизни, и стремился жить вместе со временем. И все же у его музыки есть свое истинное лицо — русское. Все сочинения Стравинского глубоко проникнуты русским духом — это снискало композитору невероятную популярность за рубежом и искреннюю любовь в Отечестве.
Uoči otvorenja izložbe u Klovičevim dvorima „Katarina Velika – carica svih Rusa“ u Gradskoj knjižnici u Zagrebu održano je zanimljivo predavanje o carici Katarini II i njenoj obitelji. Organizatorica izložbe i kustosica muzeja Ermitaž Natalija ispričala prisutnima kojih je bio zaista fascinantan broj o životu i obitelji poznate ruske carice. Izlaganje zasigurno će pomoći u razumijevanju tijeka ruske povijesti ali i posjet izložbi bit će puno zanimljiviji.
С течением веков сложилась точная программа праздника, как бы сегодня сказали – «райдер». Каждый день масленичной недели имеет свое название и свой смысл, неизменными остаются только блины. Празднование Масленицы разделялось на две части – Узкая Масленица и Широкая. На каждую часть отводилось по три дня недели.
В ночь с 13 на 14 января в России принято отмечать Старый Новый год. Естественно, мы «привезли» эту традицию в Хорватию и в другие страны, где произошло наше «проникновенье по планете». А в 2018. году вообще грех не отметить этот праздник, ведь он приходится на субботу.
Традиционно на середину зимы приходится два больших праздника – Новый Год и Рождество. И если с Новым Годом все более-менее понятно, то как отмечать Рождество Христово пока еще знают далеко не все, ведь церковные традиции в нашей стране были сломаны и долгое время этот праздник находился в забвении. Есть и еще один нюанс – не все понимают, почему в остальных странах Рождество отмечают 25 декабря, в то время как в России он празднуется 7 января.
Сейчас весь мир живёт по единому, признанному большинством стран (не перешли на него до сих пор лишь Эфиопия и Таиланд) – Григорианскому календарю, который пришёл на смену Юлианскому (Византийскому). Переход происходил во всём мире постепенно, начиная с 1582 года, и завершился в 1928 году. Наша страна перешла на Григорианский календарь во время Октябрьской революции. А вообще Россия до известного указа Петра 1 жила по своему, отличному от Европы летоисчислению и встречала новый год по лунному календарю в марте, потом в сентябре. Потом разом в сентябре 1699 года по указу императора наступило 1 января 1700 года, и с тех самых пор мы празднуем Новый год 1 января вместе со всей планетой. А ещё раньше в языческие дохристианские времена Русь использовала в качестве календаря тотемный годослов — славянский гороскоп животных, состоящий из цикла в 16 лет. В нём отражалось тесное единение человека с природой.
Какие блюда были в фаворе во времена Петра I, что из этого сохранилось до наших дней? Что ел император, какие кушанья любил больше всего? Когда речь заходит о Петре Великом, первое, что приходит в голову, — вбитое ещё со школьной скамьи понятие «окно в Европу». Армия нового образца, флот, европейская одежда, табак и кофе — словом, целый вал больших и малых перемен, обрушившийся на «дремотную» старую Русь. Логично предположить, что и такая сфера, как кулинария, тоже подверглась серьёзным изменениям — так сказать, перелицовке на европейский манер.
Каким человек будет в старости, нетрудно выяснить, если вы знаете его дату рождения! Каждый человек стареет по-своему. Генетика, наследственность, образ жизни, психологическое состояние – все это в равной мере влияет на скорость течения процесса увядания. Однако при этом зодиакальная принадлежность тоже накладывает свой отпечаток – на кого-то в большей степени, на кого-то – в меньшей. Сегодня мы расскажем, какую старость «уготовили» звезды представителям разных знаков Зодиака.
Неподалёку от курорта Оленёвка, у обрывов мыса Большой Атлеш, на расстоянии 100 метров от берега на глубине 12-13 метров находится уникальный народно-дайверский подводный музей — большая коллекция советской пропагандистской скульптуры, которая непрерывно пополняется по трендам и вызовам современности.
14 июля 2017 года в небольшом городке Версале, что в 17 км от Парижа, тихо скончалась одна весьма пожилая женщина. Она буквально совсем чуть-чуть не дожила до 96 лет. Всю жизнь она писала романы. Её заслуги никогда бы не отметили ни Нобелевкой, ни даже Букером, и тем не менее её смерть опечалила множество людей, и в самых разных странах её помянули добрым словом. Имя дамы – Симона Шанжё, но весь мир знал её как Анн Голон.
В мире установлено свыше 550 памятников Александру Пушкину!

Страницы

< Предыдущая  |  Следующая >

1 | 2 | 3 |

© 2013-2018
Все права защищены.