Ноябрь 2018


ISSN  1846-8756

Интервью номера

Когда я начинаю писать, я никогда не знаю, что из этого получится

Летопись: Не могу поверить, что вы так хорошо владеете русским языком и даже пишите стихи. Наверняка кто-то у вас в роду русский.

Вентурин: Нет. Вот только дочь высказала предположение, что кто-то из далеких предков был русским, а может быть я жил в России в одной из прошлых жизней. Как знать? А вообще-то у меня четверть хорватской крови, а вот русской нет, к сожалению, ни капли.

Летопись: Тогда тем более интересно вы решили стать специалистом по русскому языку?

Вентурин: Большую роль в этом сыграло Народно-освободительное движение Второй мировой войны. Мы, дети, а рожден я перед второй мировой войной в недалекой Мославине, в основном были на стороне партизан. Сразу после войны русский язык изучался в школе как обязательный предмет. Потом, конечно, пришло время Информбюро, когда мы, ученики, перестали прилежно заниматься русским языком, мстя таким образом Сталину. Однако, честно признаюсь, когда пришло время выбирать профессию, я пошел по пути наименьшего сопротивления и выбрал наиболее «удобный» для меня факультет. Однако, в школе я немного запустил язык, а чтобы наверстать упущенное, взял книгу «Тимур и его команда» и читал при помощи словаря. Во времена студенчества я подписался на «Огонек», сам читал и даже маме переводил. Много работал над языком самостоятельно, дополнительно к школьной программе. Можно сказать, что надстроил свое знание, но этот процесс никогда не завершается.

Летопись: А где вы учились?

Вентурин: В Загребе, на Философском факультете. Учился я у профессора Бадалича, известного русиста. Мы, студенты кафедры русской литературы, обожали слушать его лекции. Он был замечательный преподаватель. Я даже иногда еще гимназистом посещал его лекции в открытом университете, на которые могли прийти все желающие. Лекции он читал примечательно. Как сейчас помню, вынимал несколько листочков из кармана, клал их перед собой, а затем говорил как будто «сыпал из рукава».
Курьезный случай произошел со мной во время заключительного экзамена по русской литературе. Я пришел попросить, чтобы он дал мне возможность перенести экзамен на более поздний срок, так как я плохо подготовился. Однако, он вышел вместе со мной из кабинета и мы начали прохаживаться по коридору, а дело было еще в старом корпусе. Я объясняю почему не могу приступить к экзамену, мол, эту тему еще не одолел, ту не до конца проработал. Он как бы между прочим задает мне вопросы, я естественно отвечаю. Прогулялись мы по коридору с десяток раз туда и назад, а затем он и говорит: «давайте зачетку». Я изумленно вынимаю зачетку и он ставит мне пять! Представляете?

Летопись: А как получилось, что вы остались на кафедре? Как лучший студент?

Вентурин: Думаю, что это получилось случайно. Профессор Бадалич порекомендовал заведующему кафедрой профессору Флакеру взять меня в качестве ассистента, но тот не согласился. Тогда я трудоустроился сначала в учительское училище в Крижевцах, а потом при народном университете, где преподавал на курсах русского языка, а через три года на кафедре русского языка освободилось место «лектора», преподавателя языка. Честно говоря, к языку у меня душа лежала больше чем к литературе. Так вот сталось, что остался на кафедре русского языка, которую возглавляла профессор Антица Менац.

Летопись: Это была предыстория. Прежде чем задать следующий вопрос, хочу привести слова из рецензии на ваши стихи Евгения Рейна, опубликованные в журнале «Урал» в 2000 году.
«Удивительно, что эти стихи написаны человеком, для которого русский язык – не родной. При беглом чтении можно даже не задумываться об этом, но на самом деле ключ к оценке стихов Радомира Вентурина лежит именно в той ситуации, что стихи на чужом языке сочинять нельзя.
То есть можно, и таких случаев были сотни, но все это шуточные, альбомные стихи, «пробы пера» и т.д. Вентурин же попытался сделать то, что условно называется «настоящей поэзией».
Так как же вам удалось написать «настоящую поэзию» на чужом языке? Откройте секрет. Когда вы ощутили, что готовы писать на русском? Предполагаю, что на хорватском вы писали уже до того?

Вентурин: Вообще-то я начал с переводов. Еще в студенческие годы переводил стихи, но для себя. Никому не удосужился показать. Потом, когда нас шестеро русистов работали над фразеологическим словарем под редакцией тогда еще профессора, а ныне академика Менац, мне в процессе работы стали «являться» своеобразные лексические ассоциации. С другой стороны в этом большая заслуга профессора Флакера, который организовал семинары по литературе авангарда. Приезжали крупные специалисты из других стран, в том числе и из Советского Союза.
Можно сказать, что все началось как своеобразная игра, но игра на прямо противоположном поэтическом принципе чем у авангардистов. Они пытались в своих стихах разбить традицию и смысл, а я подбирал эти осколки и пытался «склеить», составить из них своеобразные рифмы, созвучия внутри получаемого речевого потока. Пригодились мои упражнения по фонетике, которые я подготавливал для студентов. Слово – хранитель культурного опыта, а слияние звукоподобий рождает новые неожиданные смыслы. Таким образом, я разработал свой собственный принцип «составления» текстов при котором они создаются сами собой или милостью Божьей. Чтобы указать на ключевые места порождаемого текста, я придумал особую форму стихосложения, где созвучия приводятся по вертикали, нередко ломая строчку, но произносятся слитно, от точки до точки. Я это так и называю: моя собственная «технология» составления текстов. При таком «рифмовании», когда я начинаю писать, я никогда не знаю, что из этого получится. Иногда получается неожиданная связь между смыслами. Есть здесь много и культурологических элементов, которые связаны с значением слова или стыковки слов. Нужно все-таки хорошо знать и русский язык, и русскую культуру, чтобы «схватить» смысл, определенные суггестии или ассоциации. Другими словами игра слов передает игру смыслов. Не рискну назвать это поэзией, хотя поэзия – широкое понятие и надеюсь, для меня здесь найдется немного места.

Летопись: Теряюсь в догадках как ваши стихи оказались в журнале «Урал». Уж очень это далеко от Загреба.

Вентурин: Мой знакомый, который работал в тетаре имени Вахтангова, захватил с собой мои стихи и показал своему другу Евгению Рейну. Спустя два-три года, я получил обратно свои стихи с рецезией.
Позднее в Загребе на «Литературных беседах» я встретился с госпожой Потаповой, которая читала лекции о Крлеже. К тому времени у меня скопилось стихов на небольшой сборник и хотелось их кому-то показать. Тем более, что такая рецензия меня охрабрила. Она взяла текст и рецензию с собой в Москву, а спустя еще полтора-два года один из моих студентов привез мне вот этот журнал.

Летопись: У стихов, которые «родились» на русском, есть аналог на хорватском?

Вентурин: Нет. Это непереводимо. В принципе каждый текст можно перевести на другой язык, я имею в виду смысловой перевод. Но в «русских стихах» звуковые совпадения связаны со смыслом, а цель этот смысл выразить с помощью звуковых переплетений. Это диктует слог, тем более что в моем случае я само понятие «рифма» применяю весьма широко.

Летопись: Я знаю, что вы очень много переводили.

Вентурин: К сожалению не так много как бы хотелось. Я надеялся, что когда выйду на пенсию, то у меня будет больше времени для перевода поэзии, но не сложилось. На русский язык «официально» пока не переводил, а вот с русского переводил много стихов, но больше для себя, как говорят в России «в стол». В основном переводил по заказу. В первый раз мне предложили перевести сказки Пушкина. Этот перевод вышел в издательстве «Библиотека Веверица» (белка). В Хорватии мой перевод тогда остался незамеченным, но в Сараеве, а дело было еще в Югославии, вышла хорошая рецензия. В «Библиотеке Златна ладжа» (золотая ладья) при переводе «Сказки о рыбаке и рыбке» я попытался переложить на хорватский язык ритм пушкинского подлинника. Просто-напросто сосчитал слоги и сохраняя распорядок ударений в русском тексте перенес это в хорватский. Получилось неплохо. Недавно «Сказку о царе Салтане» поставила в кукольном театре в Осиеке русский режиссер. В прошлом году сказку передавали по радио в передаче для детей, которая идет по воскресениям в обеденное время.
Лестную оценку моей работы дал профессор Флакер, когда прочитал стихи великого русского поэта, опубликованные в моем переводе в журнале «Книжевна смотра» № 112-113 по поводу 200-летия со дня рождения великого поэта. Он воскликнул «Наконец-то у нас появился «свой Пушкин!».

Катарина Тодорцева Хлача

17 марта 2014г.

U slikarskim krugovima prezime Popović je dobro poznato. Iako će većina pri spomenu ovoga prezimena pomisliti na Dimitrija Popovića, poznatog crnogorskog i hrvatskog akademskog slikara i književnika, stvaralački opus njegove supruge, Jagode Popović itekako zaslužuje posebnu pažnju štovatelja slikarskog izričaja.
Nikita Zhukov, as you may have gathered by now, is one of our own, a Russian. He was born and raised in Zagreb and learned to design and build fantastic edifices in America. When speaking about Nikita Zhukov, it is impossible not to mention historical events because the history of his family is irrevocably linked to famous historical figures and events.
Герой «нашего романа» – личность поистине уникальная. Чем-то его судьба напомнила мне историю человека, чьим именем назван старейший российский университет. А познакомилась я с «человеком, который сам себя сделал», благодаря опять же Наталии и Его величеству Случаю. Никита Жуков, как вы уже догадались, по происхождению наш, русский. Родился и вырос в Загребе, а научился проектировать и строить великолепные здания в Америке. Вот такой вот российско-хорватско-американский продукт нашего времени.
С Русским домом в Любляне нас уже несколько лет связывает тесное сотрудничество. Материалы о мероприятиях, проходящих в Центре, расположенном в самом сердце Любляны, и при его участии регулярно появляются в нашем журнале, а вот Белград пока оставался для большинства наших соотечественников не охваченным. Для того, чтобы восполнить этот пробел, мы попросили ответить на несколько вопросов директора Русского центра науки и культуры в Белграде Надежду Кущенкову.
По национальности я русская, родилась в России и жила там до 14 лет. Возраст, в котором у человека еще нет ощущения и привязанности к родному краю, но он уже осознает свою принадлежность к языковой среде, культуре и традиции. Возможно, это и сыграло свою роль, когда я решила посвятить свое время и активно включиться в работу общества и жизнь национальной русской общины. А работа председателя, как впрочем и всякого менеджера, в основном заключается в том, чтобы обеспечить работу общества на высоком уровне.
Среди наших соотечественников и соотечественниц есть известные писатели, художники, музыканты, деятели науки, спортсмены, мастера танцевального искусства. Именно танцу, искусству, для которого не нужны ни кисть, ни ручка, ни знание иностранного языка, искусству, единственным инструментом которого является человеческое тело, и посвятила свою жизнь одна из наших соотечественниц Ольга Андрусенко.
Первое, что бросается в глаза, – она уже в течение 15 лет активно занимается проблемами соотечественников. То есть, задолго до того, как баллотировалась на место представителя русского национального меньшинства. Именно благодаря ей и ее соратникам в Хорватии вообще появилась первая серьезная организация русского национального меньшинства, которая заявила о себе на равных с организациями других национальных меньшинств в Загребе.
В прошлый раз мы рассказывали о нелегкой судьбе семьи русских эмигрантов Черняевых. Если первая часть материала была посвящена главе семьи Борису Павловичу Черняеву, то в этом номере мы расскажем о не менее насыщенном жизненном пути его сына Владимира Борисовича Черняева и его жены Софьи Петровны Прусаковой-Черняевой. И если жизненный путь старшего Черняева как личности во многом определила Первая мировая война, то маму и сына накрепко связала Вторая мировая.
Каждый раз, когда заходит речь о наших эмигрантах в Хорватии, в памяти невольно всплывают кадры из нашумевшего фильма Никиты Михалкова «Русские без России». Режиссёр показывает жизнь известных эмигрантов за рубежом и пытается выяснить, как сложилась их судьба и чего они достигли. В этом плане весьма занимательна история семьи Черняевых, чей потомок во втором поколении Владимир Борисович Черняев живет в Загребе.
Интервью с Миливоем Борошей, хорватом, который хотел бороться на стороне Советского Союза
Интервью посла Российской Федерации Анвара Сарваровича Азимова журналу «Летопись»
Gostovanjem u hrvatskim emisijama Ruskinja koje žive u Hrvatskoj više nisu rijetkost, ali prvi put se dogodilo da se jedna naša sunarodnjakinja odvažila sudjelovati u dugotrajnom projektu FARMA – projektu Nove TV koji je trajao tri i pol mjeseca. Naša sugovornica Ruskinja Ana Misar našla se u grupi osvajača, a nakon završetka projekta u kojem je došla do superfinala i nažalost izgubila od suparnice pristala je na intervju za Ljetopis.
Интервью Чрезвычайного и Полномочного посла Российской Федерации в Республике Хорватии Анвара Сарваровича Азимова

Страницы

< Предыдущая  |  Следующая >

1 | 2 |

"Колобок" журнал для детей

-----------------------------------------------------------------

-----------------------------------------------------------------

Колонка редактора
Катарина Тодорцева Хлача
Cure moje, koliko živim, toliko se čudim muškarcima. Samo da se zna, nisam od jučer i živim već malo dulje ali ova vrsta sisavaca još uvijek me uspije iznenaditi.
Литературная гостиная
Enerika Bijač
U sklopu projekta MEĐUNARODNI MOSTOVI KNJIŽEVNOSTI u Zagrebu je na tribini Društva hrvatskih književnika predstavljena antologija suvremene poezije slavenskih pjesnika „RIJEKA I NJEZINE TREĆE OBALE“.
Книжная полка
В Городской библиотке можно взять на абонемент роман "Русская красавица - классический образец литературного произведения в стиле постмодернизма.Впервые вышел во Франции под названием «La Belle de Moscou», переведён более чем на 20 языков и в своё время взорвал читающую публику.
Анонс событий
Круглый стол в организации Хорватской ассоциации преподавателей русского языка и литературы
В палаче Дверце состоится торжественное заседание по поводу 10 летия КСОРС Хорватии и празднование "Дня народного единства".
Юридическая консультация
Комитетом Госдумы по делам национальностей одобрен проект закона, упрощающего процесс получения гражданства РФ, тем, кто говорит по-русски.
ЛЕТОПИСЬ, ISSN 1846-8756
ИЗДАТЕЛЬ
РУССКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ КРУГ
www.ruskaljetopis.hr

Главный редактор
Катарина Тодорцева Хлача
rinahlača@gmail.com
ruskikulturnikrug@gmail.com
GSM +385 921753826
Модераторы
Катарина Тодорцева Хлача
Виктория Тодорцева
Отдел новостей и реклама
Виктория Тодорцева

Дизайн, фотографии
Елена Литвинова
Ненад Марьян Хлача
Корректура
Евгения Чуто (русский)
Ненад Марьян Хлача (хорватский)

Перевод
Катарина Тодорцева Хлача
Виктория Тодорцева

Техническая поддержка
Тимошенко Дмитрий
Интернет-журнал издается при содействии
Фонда «РУССКИЙ МИР»

Все авторские права защищены законом

Затраты на реализацию Проекта частично покрыты за счет Гранта, предоставленного фондом «Русский мир».
 
IMPESUM
LJETOPIS, ISSN 1846-8756
IZDAVAČ
RUSKI KULTURNI KRUG
www.ruskaljetopis.hr

Glavna urednica
Katarina Todorcev Hlača
rinahlača@gmail.com
ruskikulturnikrug@gmail.com
GSM +385 921753826
Moderatori
Katarina Todorcev Hlača
Viktorija Todorceva

Odjel „Novosti iz Rusije“
i reklama
Viktorija Todorceva

Dizajn, fotografiji
Jelena Litvinova
Nenad Marijan Hlača
Lektura
Eugenija Ćuto (ruski)
Nenad Marijan Hlača (hrvatski)

Prijevod
Katarina Todorcev Hlača
Viktorija Todorceva

Tehnička podrška
Timoshenko Dmitrij
Časopis izlazi u skladu sa
«Zakonom o elektroničkim medijima»
NN 153/09, 84/11, 94/13, 136/13

Sva autorska prava zakonom su zaštićena