Июль 2018


ISSN  1846-8756

Интервью номера

Русские вне России. «Унесенные ветром Гражданской войны»

Каждый раз, когда заходит речь о наших эмигрантах в Хорватии, в памяти невольно всплывают кадры из нашумевшего фильма Никиты Михалкова «Русские без России». Режиссёр показывает жизнь известных эмигрантов за рубежом и пытается выяснить, как сложилась их судьба и чего они достигли.

В этом плане весьма занимательна история семьи Черняевых, чей потомок во втором  поколении Владимир Борисович Черняев живет в Загребе.

Родоначальник «загребской» ветви рода Черняевых, младший из трех сыновей университетского профессора, доктора римской словесности, действительного статского советника Павла Николаевича Черняева, Борис Павлович родился в Казани  22 марта 1895 года.

История семьи Черняевых чрезвычайно интересна и о ней можно написать целую книгу. Скажем, труды Павла Николаевича хранятся в библиотеке Ростова-на-Дону и музее Санкт-Петербурга.

Старший сын, Михаил Павлович, пошел по стопам отца. Профессор ростовского университета, выдающийся ученый, педагог, опубликовавший свыше 30 научных работ, остался в России и умер в родном городе в 1962 году.

Средний, Владимир Павлович, окончил престижный юридический факультет Московского университета. Сражался на фронтах Первой мировой войны в чине прапорщика и героически погиб в 1916 году в возрасте 23 лет.

Младшему сыну Борису – будущему основателю рода в изгнании, уже в детстве довелось много путешествовать. Естественно, это было связано с продвижением по службе его отца. Так, первый класс гимназии он окончил в Казани, где Павел Николаевич работал преподавателем, следующих три класса – в Саратове, где отец получил должность инспектора, а в 1913 году стал выпускником 1-й Варшавской гимназии, так как отец был назначен доцентом Варшавского университета.

Выросшего в «сухопутной» местности молодого человека, романтика и мечтателя, всегда неудержимо влекла неукротимая, загадочная и завораживающая морская стихия. Неудивительно, что морской корпус в Санкт-Петербурге стал естественным выбором, и уже в 1915 году, сразу же после окончания корпуса Борис Черняев произведен в чин мичмана и направлен на прохождение службы на Черноморский флот в Севастополь.

В Первую мировую войну воевал на линкоре «Евстафий» и на крейсере «Прут». Затем решил овладеть новой военной профессией и поступил в подводные офицерские классы. Учебу в условиях военного времени студенты совмещали с боевыми походами. Приказом командующего Черноморским флотом 22 октября 1915 года мичман Черняев был награжден Орденом Святой Анны с надписью «За храбрость».    

 После окончания офицерских классов Борис Черняев получил назначение в должности минного офицера на подводную лодку «Тюлень», где его и застала Февральская, а затем и Октябрьская революция.

Русская эмиграция — уникальное явление в отечественной и мировой истории. После революционных событий 1917 года и последовавшей за ними Гражданской войны миллионы наших соотечественников были вынуждены покинуть Родину. Для большинства из них исход оказался величайшей трагедией. Ведь еще вчера они не просто жили на своей земле, а занимали вполне конкретное место в жизни государства, приносили пользу родной земле. Лишившись Родины, большинство русских людей не растворились бесследно в массе «племен и языков». Они сумели не только сохранить свою национальную самобытность, но и внести значительный вклад в разные сферы жизни стран, давших им приют.

Однако вернемся в 1915 год. В морском историческом сборнике «Гардемарин» 1998 года в статье Игоря Алексеева «Ветром гражданской войны унесенные» читаем:

«Тогда молодому мичману Б. Черняеву довелось служить в Одессе. В доке судоремонтного завода РОПиТ стоял искореженный взрывами бывший турецкий крейсер «Меджидие» - который планировалось ввести в состав Черноморского флота под названием «Прут». На крейсер была направлена из Севастополя очередная группа будущего экипажа. В ее составе был и молодой мичман.

Ремонт крейсера затягивался, а сидеть без дела на ремонтируемом корабле – дело неблагодарное. И Борис Павлович выбирает подплав – курсы подводного плавания в Балаклаве. Здесь Черняеву, можно сказать, повезло. На него обратил внимание подводный ас, в ту пору еще старший лейтенант Михаил Александрович Китицын, командир одной из лучших подводных лодок «Тюлень». Так Борису Черняеву довелось стать участником самого выдающегося в истории Российского флота боя подводной лодки с вооруженным надводным противником у берегов турецкого острова Кефкен (по сей день не повторенного ни одной лодкой не только русского, но и мирового флота), из которого подлодка не только вышла победителем, но и довела до базы поверженного противника.

После окончания курсов и участия в нескольких боевых операциях Черняев был взят Китицыным на «Тюлень» минным офицером. На боевой экипаж не сильно повлияли события февраля 1917 года. Люди, успешно воевавшие до революции, также успешно воевали и после нее. Тем не менее, последующие события – приход к власти большевиков в Петрограде, участившиеся убийства офицеров на кораблях и в базах − в считанные месяцы превратили флот из боеспособного соединения в группу простаивающих кораблей. Поэтому, как только большевики издали приказ о роспуске старых армии и флота, многие офицеры, а среди них и лейтенант Черняев, с чистой совестью покинули боевые посты».

Можно сказать, что с начала 1918 года у Бориса Черняева, который, несмотря на тяжелую службу, женился, начинается следующий этап жизненного пути. После трех лет, проведенных в длительных военных походах в сырых отсеках подлодки, начались проблемы со здоровьем. Открылся процесс в легких, появились первые признаки ишемической болезни сердца. В связи с этим чета Черняевых, у которых к тому времени родилась дочь Лидия, оказалась в Крыму, где Борис в течение года проходил курс лечения. Длительное лечение сказалось на финансовой ситуации семьи. Бывшему боевому офицеру в новых условиях выбирать было особенно не из чего. После выписки из больницы, чтобы прокормить семью, он устроился рядовым рыбаком в кооператив в поселке Балаклава.

Состояние здоровья в результате такой работы вновь ухудшилось. Волей-неволей пришлось снова отправиться на лечение. На сей раз удалось получить место в санатории Морского ведомства, расположенном в поселке Массандра, недалеко от Ялты. 

Но, как говорится, нет худа без добра. Здесь, в санатории состоялось знакомство Бориса Черняева с медсестрой Софьей Петровной Прусаковой, которая впоследствии станет его второй женой. Встреча с Софьей, которая и сама воевала на Западном русском фронте, и которой как сестре милосердия довелось хлебнуть и госпитальной, и окопной службы, казалось, предвещает мирную семейную жизнь. Тем более что Софья Петровна вначале приютила, а после и удочерила ребенка из первого брака – трехлетнюю Лидочку, которая была вынуждена вести походную жизнь вместе с отцом.

В 1920 году полуостров Крым оставался до последнего в руках Белой армии. Защитникам Крыма хронически не хватало специалистов. В августе Черняев был мобилизован и призван на службу во флот, но по состоянию здоровья позднее был направлен на береговую должность в ялтинскую портовую контору. В ноябре 1920 года части Красной армии с помощью махновцев прорвали оборону белых и стали продвигаться к береговой черте. На что мог рассчитывать Борис Черняев – боевой офицер с погонами на плечах? Естественно, тогда никто не знал, что тысячи добровольно оставшихся в Крыму офицеров будут расстреляны, а судьба многих их семей покроется кроваво-красным мраком.

Тяжело и больно было покинуть Родину и своих близких. К счастью, пассажиры парохода «Цесаревич Георгий» еще не знали, что покидают ее навсегда. Знай они это, неизвестно, как бы сложилась их судьба, какое бы они приняли решение в тот самый страшный и отчаянный момент своей жизни.       

По прибытии парохода в Константинополь беженцам был предложен выбор: Балканы или Африка.

Черняевы сделали выбор в пользу Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев. Беженцы были наслышаны, что монарх Александр Первый, крестный сын российского государя императора Александра III, дал приют десяткам тысяч русских эмигрантов, и решили связать свою судьбу с этой православной страной.

Так, в конце 1920 года пароход «Владимир» причалил в небольшом хорватском местечке Селце, на Адриатическом побережье. Само слово «приют», пожалуй, ассоциируется с нелегкими условиями жизни на грани борьбы за существование.

Черняевым довелось испить эту чашу до дна. Не зная языка, без реальной возможности получить приличную (и вообще какую-либо) работу, надо было начинать новую жизнь в чужой стране с нуля. Несмотря на благоволение Александра к русским эмигрантам, экономическая обстановка в целом в стране была очень тяжелая. Королевская Югославия только что пережила Первую мировую войну, приведшую к упадку экономики и хозяйства. Работы нет ни для кого. Эмигрантам приходится тяжело вдвойне. В результате многочисленных попыток Борис Павлович устраивается разнорабочим на имение католического бискупа в селе Крашич, недалеко от Загреба.

И опять – не было бы счастья, да несчастье помогло. В прошлом аграрной стране очень нужны были образованные специалисты во всех областях. Судьба сводит Черняева с известным хорватским писателем и общественным деятелем Иваном Кукулевичем Сакцинским. Гуманист и домолюб принимает активное участие в судьбе русских эмигрантов. По его рекомендации Борис Павлович устраивается на государственную службу в Загреб. Сюда же перевозит и семью. В знаменитом загребском роддоме в Петровой улице в 1925 году появился на свет сын Владимир. Старшая Лида, которой к тому времени уже исполнилось восемь лет, учится в начальной школе.

Несмотря на государственную службу семья едва сводит концы с концами. Борис Павлович подрабатывает в частном магазине «Кастнер и Элер», а Софья Павловна вышивает мережку и продает издалия.

В 1926 году в жизни семьи вновь происходят кардинальные перемены. Борис Павлович, его жена и дети получают югославское подданство. А уже в 1927 году Черняев находит работу по специальности. Вначале служит в королевском военном флоте в качестве чиновника, а в 1928 году получает офицерский чин поручика и переводится на должность морского офицера. Семья переезжает в Боку-Которску.

Черняев служит, в основном, на береговых должностях, так как прекрасно разбирается в минном деле и хорошо знает оперативную работу. Однако два года проводит в должности командира минного заградителя «Мэлине», а за отличную службу неоднократно награждается медалями.

Казалось бы, жизнь наладилась и вошла в размеренную колею. В декабре 1938 году Борис Черняев получил чин майора, дочь Лидия закончила престижное платное русское учебное заведение в Сербии и нашла хорошую работу, сын учился в гимназии.

Нападение фашистской Германии застало Бориса Павловича на базе в Боке-Которской, тогда как семья с 1936 года уже жила в Шибенике. После капитуляции армии и флота Королевства Югославии, Черняеву удается избежать плена и пробраться в Шибеник, к семье. В январе 1942 года за подпольную работу против оккупантов Борис Павлович Черняев был арестован и отправлен в концлагерь в Италию. Капитуляция Италии застала его в шестом по счету концлагере в Падуе, после чего волей случая Черняев вновь оказывается в Загребе. Так уж получилось, что немцы часть заключенных отправили в Хорватию и передали их Красному кресту, практически в распоряжение правительства Независимого Государства Хорватии.

Состояние здоровья не позволило Борису Павловичу вновь включиться в освободительную борьбу. Большую часть времени пришлось провести в лечебницах, а чтобы не умереть от голода, он нашел частную службу и перебивался так до конца войны.

Хуже всего было то, что Черняев ничего не знал о судьбе жены и детей. С трудом ему удалось разузнать, что в мае 1943 года итальянцы арестовали жену и сына. О том, что им удалось сбежать и уйти к партизанам, он узнал гораздо позже.

Вновь воссоединившись после окончания войны, семья Черняевых опять начала жизнь с нуля. Правда, теперь уже в своей стране, за свободу которой боролся каждый из них в меру сил и возможностей.

В квартире оккупанты не оставили практически ничего, но Борис Павлович вновь был принят на службу в военно-морской флот теперь уже Социалистической Федеративной Республики Югославии в качестве преподавателя русского языка и переводчика специальной литературы.

Однако уже в 1946 году его здоровье резко ухудшилось, и он был вынужден уйти на пенсию. В том же 1946 году Борис Павлович Черняев обратился в советское посольство с просьбой о получении гражданства. Его мечта сбылась. Ему выдали российский (тогда еще советский) паспорт. Вот только ему не удалось даже подержать свой паспорт в руках. В октябре 1950 года Бориса Павловича не стало. На кладбище Мирогой, высоко над Загребом, на семейной могиле Черняевых его имя появилось первым. Через тридцать один год здесь же похоронили его жену – Софью Петровну.

Это только одна из могил русских, беззаветно любивших свою Родину и «унесенных ветром Гражданской войны» в Хорватию. Зачастую единственным богатством и багажом, который они взяли с собой, покидая родные берега, были полученные знания, неутомимые руки и беззаветная любовь к Родине. Неудивительно, что потомки именно этой волны эмигрантов и сегодня прекрасно владеют русским языком, бережно хранят привитую им отцами культуру и любовь ко всему национальному.

Борис Павлович больше всего не любил сидеть без дела. Даже на пароходе, уносящем его семью в пугающую неизвестность, он ухитрялся вести дневник. Описывал свои чувства, делился впечатлениями и даже писал стихи.

Русские без России? Нет, это не так. Русские вне России, но от этого не менее русские и не менее любящие свою Родину, свою культуру и свой язык.

P.S. В одном номере сложно описать все события из жизни семьи Черняевых. В следующем номере, посвященном Великой Победе, мы напишем о жене Бориса Павловича Софье Петровне и их сыне Владимире, которые вместе ушли к партизанам.      

Катарина Тодорцева Хлача

06 апреля 2017г.

U slikarskim krugovima prezime Popović je dobro poznato. Iako će većina pri spomenu ovoga prezimena pomisliti na Dimitrija Popovića, poznatog crnogorskog i hrvatskog akademskog slikara i književnika, stvaralački opus njegove supruge, Jagode Popović itekako zaslužuje posebnu pažnju štovatelja slikarskog izričaja.
Nikita Zhukov, as you may have gathered by now, is one of our own, a Russian. He was born and raised in Zagreb and learned to design and build fantastic edifices in America. When speaking about Nikita Zhukov, it is impossible not to mention historical events because the history of his family is irrevocably linked to famous historical figures and events.
Герой «нашего романа» – личность поистине уникальная. Чем-то его судьба напомнила мне историю человека, чьим именем назван старейший российский университет. А познакомилась я с «человеком, который сам себя сделал», благодаря опять же Наталии и Его величеству Случаю. Никита Жуков, как вы уже догадались, по происхождению наш, русский. Родился и вырос в Загребе, а научился проектировать и строить великолепные здания в Америке. Вот такой вот российско-хорватско-американский продукт нашего времени.
С Русским домом в Любляне нас уже несколько лет связывает тесное сотрудничество. Материалы о мероприятиях, проходящих в Центре, расположенном в самом сердце Любляны, и при его участии регулярно появляются в нашем журнале, а вот Белград пока оставался для большинства наших соотечественников не охваченным. Для того, чтобы восполнить этот пробел, мы попросили ответить на несколько вопросов директора Русского центра науки и культуры в Белграде Надежду Кущенкову.
По национальности я русская, родилась в России и жила там до 14 лет. Возраст, в котором у человека еще нет ощущения и привязанности к родному краю, но он уже осознает свою принадлежность к языковой среде, культуре и традиции. Возможно, это и сыграло свою роль, когда я решила посвятить свое время и активно включиться в работу общества и жизнь национальной русской общины. А работа председателя, как впрочем и всякого менеджера, в основном заключается в том, чтобы обеспечить работу общества на высоком уровне.
Среди наших соотечественников и соотечественниц есть известные писатели, художники, музыканты, деятели науки, спортсмены, мастера танцевального искусства. Именно танцу, искусству, для которого не нужны ни кисть, ни ручка, ни знание иностранного языка, искусству, единственным инструментом которого является человеческое тело, и посвятила свою жизнь одна из наших соотечественниц Ольга Андрусенко.
Первое, что бросается в глаза, – она уже в течение 15 лет активно занимается проблемами соотечественников. То есть, задолго до того, как баллотировалась на место представителя русского национального меньшинства. Именно благодаря ей и ее соратникам в Хорватии вообще появилась первая серьезная организация русского национального меньшинства, которая заявила о себе на равных с организациями других национальных меньшинств в Загребе.
В прошлый раз мы рассказывали о нелегкой судьбе семьи русских эмигрантов Черняевых. Если первая часть материала была посвящена главе семьи Борису Павловичу Черняеву, то в этом номере мы расскажем о не менее насыщенном жизненном пути его сына Владимира Борисовича Черняева и его жены Софьи Петровны Прусаковой-Черняевой. И если жизненный путь старшего Черняева как личности во многом определила Первая мировая война, то маму и сына накрепко связала Вторая мировая.
Интервью с Миливоем Борошей, хорватом, который хотел бороться на стороне Советского Союза
Интервью посла Российской Федерации Анвара Сарваровича Азимова журналу «Летопись»
Gostovanjem u hrvatskim emisijama Ruskinja koje žive u Hrvatskoj više nisu rijetkost, ali prvi put se dogodilo da se jedna naša sunarodnjakinja odvažila sudjelovati u dugotrajnom projektu FARMA – projektu Nove TV koji je trajao tri i pol mjeseca. Naša sugovornica Ruskinja Ana Misar našla se u grupi osvajača, a nakon završetka projekta u kojem je došla do superfinala i nažalost izgubila od suparnice pristala je na intervju za Ljetopis.
Интервью Чрезвычайного и Полномочного посла Российской Федерации в Республике Хорватии Анвара Сарваровича Азимова

Страницы

< Предыдущая  |  Следующая >

1 | 2 |

"Колобок" журнал для детей

-----------------------------------------------------------------

-----------------------------------------------------------------

Колонка редактора
Катарина Тодорцева Хлача
В кругах русской эмиграции периодически возникает тема «ехать или не ехать». В том смысле, что из России сегодня никто уезжать не хочет. Там гораздо лучше можно устроиться, чем на чужбине. Кажется парадоксальным, что эта тема вообще обсуждается среди тех, кто уже уехал и в основном возвращаться не собирается. Вот этот вопрос меня и заинтересовал как журналиста и эмигранта.
Литературная гостиная
Катарина Тодорцева Хлача
День рождения Александра Сергеевича Пушкина официально во всем мире отмечается как День русского языка. В этом году исполняется 219 лет со дня рождения поэта. Наряду с традиционными мероприятиями, такими как литературно-музыкальные вечера, выставки, театрализованные представления, в 2016 году Министерство культуры России в честь дня рождения классика русской литературы запустило Пушкинский интернет-флешмоб - новый вид митинга и выражения общественного мнения, основанного на творческом потенциале его участников.
Книжная полка
Nenad M. Hlača
Povodom Dana nacionalnih manjina Grada Zagreba početkom lipnja u Društvu književnika Hrvatske u Zagrebu predstavljena je knjiga „Nacionalne manjine u Zagrebu“ autora dr. sc. Filipa Škiljana. Organizator promocije je Koordinacija vijeća i predstavnika nacionalnih manjina Grada Zagreba, a o knjizi su govorili Dušan Mišković, predsjednik Koordinacije i autor - Filip Škiljan.
Анонс событий
Povodom obilježavanja 50. obljetnice prijateljstva gradova St. Peterburga i Zagreba Galerija Klovićevi dvori ugostit će u travnju 2018. godine veliku izložbu djela iz jednog od najvećih svjetskih muzeja – Muzeja Ermitaž iz St. Peterburga. KATARINA VELIKA, CARICA SVIH RUSA Izložba iz Državnog muzeja Ermitaž 12. travnja – 29. srpnja 2018.
Юридическая консультация
Uredba koju je 2016. donijela Europska unija, u svim zemljama EU-a počet će se primjenjivati od 25. Svibnja pa tako i u Hrvatskoj, neovisno o tomu hoće li Hrvatska u roku donijeti zakon koji će na nacionalnoj razini regulirati pitanje zaštite osobnih podataka ova Uredba ili će ići u primjenu 25. svibnja jer se radi o općoj uredbi, što znači da se ujednačeno primjenjuje u svih 28 država članica Europske unije.
ЛЕТОПИСЬ, ISSN 1846-8756
ИЗДАТЕЛЬ
РУССКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ КРУГ
www.ruskaljetopis.hr

Главный редактор
Катарина Тодорцева Хлача
rinahlača@gmail.com
ruskikulturnikrug@gmail.com
GSM +385 921753826
Модераторы
Катарина Тодорцева Хлача
Виктория Тодорцева
Отдел новостей и реклама
Виктория Тодорцева

Дизайн, фотографии
Елена Литвинова
Ненад Марьян Хлача
Корректура
Евгения Чуто (русский)
Ненад Марьян Хлача (хорватский)

Перевод
Катарина Тодорцева Хлача
Виктория Тодорцева

Техническая поддержка
Тимошенко Дмитрий
Интернет-журнал издается при содействии
Фонда «РУССКИЙ МИР»

Все авторские права защищены законом

Затраты на реализацию Проекта частично покрыты за счет Гранта, предоставленного фондом «Русский мир».
 
IMPESUM
LJETOPIS, ISSN 1846-8756
IZDAVAČ
RUSKI KULTURNI KRUG
www.ruskaljetopis.hr

Glavna urednica
Katarina Todorcev Hlača
rinahlača@gmail.com
ruskikulturnikrug@gmail.com
GSM +385 921753826
Moderatori
Katarina Todorcev Hlača
Viktorija Todorceva

Odjel „Novosti iz Rusije“
i reklama
Viktorija Todorceva

Dizajn, fotografiji
Jelena Litvinova
Nenad Marijan Hlača
Lektura
Eugenija Ćuto (ruski)
Nenad Marijan Hlača (hrvatski)

Prijevod
Katarina Todorcev Hlača
Viktorija Todorceva

Tehnička podrška
Timoshenko Dmitrij
Časopis izlazi u skladu sa
«Zakonom o elektroničkim medijima»
NN 153/09, 84/11, 94/13, 136/13

Sva autorska prava zakonom su zaštićena